Как из лент сделать жабо


Добавлено: 13.09.2018, 16:18 / Просмотров: 41495
Закрыть ... [X]

История кружева

Что мы можем понимать под словом «кружево»? Оно имеет два разных значения. Одно из них происходит от слова «окружать»; им в России определялись самые разные отделки в виде койм на подолах, полах и рукавах одежды. В другом значении этим словом называют узорное ажурное изделие — самостоятельный вид украшения одежды или предметов убранства, и вероятно, оно имеет тот же корень. 

В понятие «кружево» включается три различных вида техники: шитое иглой, плетеное на коклюшках, и вязаное на прутках и крючком. Кружевом могут считаться только два первых — шитое и плетеное. Третий представляет другой технический вид — вязку, лишь в некоторых моментах грубо имитирующую плетение. Игольное шитое кружево в России не исполнялось, а плетеное кружево, наоборот, достигло широкого развития, превратившись в новый вид декоративно-прикладного искусства.
Кружево — искусство европейское. Когда оно появилось? Без применения металлических булавок сложные и тонкие изделия выполнить невозможно, а булавки стали известны с середины XVI века, вероятно, с этим временем и следует связывать его возникновение. От второй половины XVI столетия сохранились многочисленные памятники плетеного кружева. Тогда и появился термин, обозначающий кружево в языках разных стран, которые до сих пор оспаривают друг у друга называться родиной кружева.
Именно с развитием коклюшечного кружева связано все разнообразие типов, известных по местам их создания: «брюссельское», «малин», «валансьен». Творческие находки русских мастериц настолько самобытны, что вошли в общую историю культуры под названием «русское кружево». Воспринятое из Западной Европы в XVII веке, русское кружевоплетение не только сохраняло, но и развивало лучшие традиции мастериц европейских стран, и стало подлинным национальным художественным явлением, самостоятельность которого выражается в богатстве колорита, разнообразии технических приемов и, главным образом, в изобразительном характере орнамента, свойственном всему русскому народному искусству. В XVIII веке уже можно говорить о проявлении ярких особенностей, характерных для отдельных мест его производства, таких как Галич, Ростов Великий, Калязин, Торжок, Рязань и Михайлов, Балахна, Орел и Елец и других. 

Тверская губерния

Большими художественными достоинствами, к сожалению, не получившими развития в наше время, обладало кружево Тверской губернии. Его производили в двух городах — Калязине и Торжке. Калязин образовался из трех ремесленных слобод при монастырях. Эти три части впоследствии составляли отдельные городские районы, отличавшиеся по своей ремесленной специализации. В начале XIX века Калязин называли городом крахмала и кружев. Десятки крахмальных заводов и сотни кружевниц создавали его особенность.

Конец XIX в. Тверская губерния, г. Калязин

Конец XIX в. Тверская губерния, г. Калязин

Считается, что уже в конце XVIII столетия в Калязине стали плести кружево на продажу. Во всяком случае, именно здесь сложился самый ранний кружевной промысел в России. В связи с этой ранней специализацией и среди мастериц возникли разные группы, в которых исполнялись только определенные типы кружева. Так, во второй части города плели, преимущественно, многопарное кружево. Его называли «фантажное». Само называние указывает, что первоначально оно шло для украшения модных головных уборов. Сцепное кружево плели в первой и третьей частях города. Мастерицами были мещанки, составлявшие половину населения Калязина. В конце XIX века в городе насчитывалось около двух тысяч кружевниц. Сельского промысла никогда не существовало.
Известно около двадцати названий местных узоров Калязина, но, к сожалению, не сохранились воспроизведения этих узоров, и трудно сказать, насколько они были самостоятельны.
Узор, именуемый как «сыпчатое», наполнен как самыми старыми деталями решетки (паучками, пятью дырочками, денежками, полосками полотнянки с ажурными просветами), так и сетчатыми, возникшими в XIX веке. Его делали и в льняном, и в хлопчатобумажном материале, и в металлической нити. По сути, это косая клетка из цепочек скани с разными заполнениями. «Старорусский калязинский» — сетчатый, чисто геометрический орнамент.

Конец XIX в. Тверская губерния, г. Калязин

Конец XIX в. Тверская губерния, г. Калязин

В Калязине много выплетали тюлевого кружева с цветочными рисунками. Они были довольно просты: наклонные мотивы цветов в виде овала из цепочки скани с решеткой внутри, короткая веточка. Разнообразие в узор вносит чередование решеток. Мотивы, расположенные рядом, немного вкось, покрывают собой почти весь тюлевый фон края. Более сложен вариант с круглыми цветами, удлиненным черенком и одним зубчатым листиком. Все мотивы как бы свисают с верхней фигурной полосы. Для калязинского тюлевого кружева изображение определенных цветов не типично. В нем даются только обобщенные мотивы, сохраняющие нежность цветочного облика благодаря воздушной технике плетения.
Помимо тюлевого, в Калязине имелись и другие многопарные типы кружева, по всей видимости, перешедшие сюда уже в середине и второй половине XIX века из других областей. Одни схожи с елецкими — с их ромбами, паучками и квадратными насновками, другие сближаются с традиционными крестьянскими узорами, вроде поля в шашку из квадратиков полотнянки, как бы развивающими численные рисунки.
Поскольку в XVIII столетии сцепное плетение только осваивалось русскими кружевницами, а в Калязине оно возникло рано, его стали сперва делать как численное, без сколка. Этот факт говорит о том, что к плетеям попадали образцы сцепного кружева случайно, без технического рисунка, без пояснения, как его исполнять.
К середине XIX века выработался свой, калязинский, тип сцепного кружева, не мерный, а выплетаемый специально для простыней и декоративных полотенец, с очень густым рисунком или свободно стоящими фигурами на массивном насновочном фоне, часто целиком из цветных шелков или металлической пряжи.

Первая половина XIX в. Тверская губерния, г. Калязин

Первая половина XIX в. Тверская губерния, г. Калязин

Середина XIX в. Тверская губерния, г. Калязин

Середина XIX в. Тверская губерния, г. Калязин

И само полотенце обычно было из цветной шелковой ткани, возможно, восточного происхождения. Подобные нарядные полотенца представляли большую ценность. Узор почти всегда повторяется: цветок-семилистник и птицы по его сторонам. Слитные силуэты этих птиц походи на растительный мотив и забавны. В крае помещались такие же свисающие семилистники, или более густые, в виде трех встречных цветков с вилюшкой по кромке зубца, или с цветущим деревом. Колористическое решение таких полотенец изысканно: то голубые с серебром фигуры рисуются на желтовато-розовой решетке, то розовый орнамент плетется по сплошному серебряному фону. Встречаются и сочетания льна с шелком, среди которых часты фоны в виде отдельных цветных пятен простого плетения без насновок, что напоминает манеру исполнения михайловских кружев.

Первая половина XIX в. Тверская губерния, г. Калязин

Первая половина XIX в. Тверская губерния, г. Калязин

Помимо названных, существовали другие сцепные узоры. Например, рисунок «лапы», вообще распространенный в русском кружеве. Для калязинского же характерно введение в льняные лапчатые зубцы и трилистники между ними цветной шелковой скани. Фон всегда самый простой. В Калязине насновки большого размера назывались «рыбками», также как укрупненные насновки в некоторых михайловских узорах (Рязанская губерния).
Как и в других промыслах, в Калязине в конце XIX столетия исполнялись модные предметы женской городской одежды, как и там, стали употреблять для плетения хлопчатобумажную нить (наряду со льном и шелком). В это время в нем было занято около двух тысяч мастериц. Калязинское кружево очень высоко ценилось современниками, его покупали в Петербурге, Москве и Варшаве.
В другом городе Тверской губернии — Торжке — кружевоплетение тоже появилось довольно рано, и с самого начала, то есть c XVIII века, уже преобладала сцепная техника. Сохранилось изображение широкой прошвы, окаймленной пятилистниками на волнистом стебле. Узор ее состоит из двух перемежающихся мотивов в виде крупных цветочных кустов. Это кружево поразительно по богатству и множеству разработок полотнянки, оказывающейся в нем почти единственным приемом плетения, что вообще типично для XVIII века. Ее варианты красивых рисунков выявляют форму листьев или в виде решеток заполняют внутренние части цветов, ею же образованы и связки фона. Небольшое число розеток с насновками и многочисленные закидки обогащают детали узора. Пышный, разнообразный по движению своих элементов, ясный по композиционному строю, этот торжокский подзор ярко свидетельствует о большой художественной культуре русских кружевниц.

Начало XIX в. Тверская губерния, Торжок

Начало XIX в. Тверская губерния, Торжок

Иной характер у прошв подзоров с волнистым растительным орнаментом. Иногда их выполняли цветным шелком. Смелые колористические решения характеры для красочного и живописного русского кружева этого века. На одном из подзоров стебель с закидками вьется по серебристо-серому фону с неправильными ячейками. Его завитки, направленные то вверх, то вниз, усыпаны розовыми цветами, на концах завитков помещено по крупному цветку кирпично-красного цвета. Их лепестки и листья обыграны закидками, серединки цветов серебряные. В этой прошве мы видим, какого большого эффекта добиваются кружевницы почти одним приемом плетения.
Очень интересен в цветовом отношении широкий край с крупными зубцами, выполненный в Торжке. Яркая синяя сердцевидная фигура в центре зубца включает густо-розовый мотив. Ее окружают листья, розоватые и зеленые. Снизу килевидный зубец ограничен коричневой полоской, поверху края также идет широкая полоска с крупными закидками. Незначительные решетчатые детали — серебряные, фон же в основном — сквозной. Колористическое решение этой работы еще необычнее и смелее названного выше подзора. К сожалению, до нас дошло небольшое число образцов торжокского кружева XVIII века. Среди них есть прекрасные льняные белые подзоры с цветочными гирляндами или мотивами деревьев в прошвах и завитками в зубцах.

Конец XVIII в. Тверская губерния, Торжок

Конец XVIII в. Тверская губерния, Торжок

Начало XIX в. Тверская губерния, Торжок

Начало XIX в. Тверская губерния, Торжок

В первой половине XIX столетия в Торжке появился оригинальный тип многопарного кружева, привлекающий своеобразием приемов исполнения и характеров мотивов узора. Сохранились большие подзоры, концы полотенец, отдельные прошвы и края этого рода. Их орнамент — как изобразительный, так и геометрический. Изобразительные мотивы перекликаются с самыми архаичными сюжетами двустороннего шитья, которое в Тверской губернии было широко распространено и сохранялось очень долго. В одном из мотивов симметрично расставленные женские фигуры, держащие поводья коней, когда-то олицетворяли персонажи древнего языческого культа восточных славян: великую богиню Мать-Землю и посланников Солнца.
В отличие от вышивки в кружеве эти сюжеты вторичны, они лишь отзвук полузабытых верований. В другом орнаменте подобные женские фигуры чередуются с изображениями кораблей, в третьем они располагаются в несколько рядов с мотивами птиц, двуглавых орлов, обведенных серебряной нитью. Особенность этого типа кружева заключается в активном использовании скани. Ее нить несравненно толще той, из которой сплетен рисунок. Она обвивает силуэты фигур, непрерывно переходя от одной к другой, образуя извилины и петли, придавая узору вьющийся прихотливый абрис.

Прошва (первая половина XIX в.)

Прошва (первая половина XIX в.)

Этот прием имеет большое значение в подзорах с геометрическими рисунками, чрезвычайно нарядных. Именно благодаря такой обводке квадраты, углы и другие фигуры теряют свою строгость, превращаясь в изящные медальоны с отростками и завершениями. Декоративное решение такого кружева, включая его геометрический и изобразительный варианты, очень сильно зависело от способа применения. Если кружево на предметах одежды пришивалось в сборку, мастерицы старались ввести особо рельефный обвод фигур, укрупняли мотивы, достигая большой сочности и декоративности отделки. Края заканчивались плотными «гребешками». Это кружево являлось своеобразной народной струей среди богатых сцепных торжокских гипюров.

Прошва. Гипюр

Прошва. Гипюр

Все вышеназванные изделия никогда не служили предметом торговли, но в конце XIX века в Торжке уже был развитой кружевной промысел. На продажу здесь исполняли сцепное льняное кружево с крупными зубцами для простынь и для штор с отчетливым растительным узором, которое имело успех благодаря хорошей работе. Крупные орнаментальные формы были для него особенно характерны. Часто повторялись без изменения зубцы подзоров конца XVIII века. Как в Калязине, так и в Торжке в это время употребляется много хлопчатобумажной пряжи.

Орловская губерния 

В Орловской губернии своим кружевом известны три города — Орел, Елец и Мценск. Но вещей XVIII века из этих мест сохранилось очень мало. Среди них полотенце из города Орла: оно закончено тонким сцепным краем с узором в виде свисающих кустов с цветами. Это типичное русское кружево конца XVIII или начала XIX столетия, выплетенное с большим мастерством. Полотнянка без скани и слабо развитая решетка — отличительные черты времени.
Елецкий конец назеркального полотенца состоит из прошвы шириной 14 см, узорных шелковых лент и узкого металлического края. Прошва сшита из двух кусков с нарушением композиции в правой части; в левой по сторонам раскидистого цветочного куста расположены симметричные фигуры оленей. Розовые цветы контрастируют с зелеными фигурками животных, а блеск шелка оттеняется мерцанием нити золотно-серебряного края с узором «речка». Льняной фон очень вялый, на нем помещены мелкие сопровождающие мотивы. Подобной формы кусты не встречаются в кружеве других местностей. Мотив оленя в кружевном орнаменте вообще появляется крайне редко (изображения оленя входит в герб города Ельца). Эта работа относится к концу XVIII века, она выполнена в многопарной технике.

Край (конец XVIII в.)

Край (конец XVIII в.)

Полотенце назеркальное (начало XIX в.)

Полотенце назеркальное (начало XIX в.)

Очень близка к ней прошва с вышитой под ней надписью. Кружево белое, льняное, с золотистой шелковой сканью по контурам фигур. Три из них — олень и птица справа и цветочный куст — выполнены полотнянкой, две другие — левые птица и олень — сеткой. Сетка, редкая в XVIII веке, в следующем столетии наиболее широко применяется в елецком кружеве. И наличие сетки, и изображение оленя обозначают принадлежность вещи к елецкому кружеву. Для декоративных полотенец всегда употребляли лучшее кружево. Прошва одного из концов насыщена оригинальными элементами. Встречаются олени, птицы, похожие на лебедей, и растительный мотив особой формы. Так же как и в прошве с оленями на первом примере назеркального полотенца, льняная нить здесь отбелена слабо. Все фигуры обведены шелковой сканью — голубой, розовой, охристой. Геометризованные веточки двух рисунков и зигзагообразная цепочка с трилистниками в крае еще сильно напоминают узоры XVIII века, хотя правильнее будет отнести его к началу XIX столетия.

Конец назеркального полотенца (конец XVIII в.)

Конец назеркального полотенца (конец XVIII в.)

В той же многопарной технике, но геометрического рисунка, одинакового в прошве и крае выплетен еще один конец назеркального полотенца рубежа XVIII-XIX веков. Все поле заполнено крупными «паучками» — разновидностью полотнянки, в этом укрупненном виде называемой елецкими мастерицами «сливочками». Очень тонкая белая льняная нить оживлена пропущенными через решетку шелковыми, коричневыми и охристыми оттенками. Окаймление и прошвы, и края сделано зигзагообразной полоской; зубцы плоские. «Сливочки» — один из любимейших элементов елецких узоров, в данном случае, самый ранний из известных.
Так же, как и в других, в Орловской губернии тонкое многопарное кружево происходит либо из городов, либо из помещичьих мастерских. Но больших поместий вокруг Ельца не было. Окрестности заселялись государственными крестьянами — потомками служилых людей. Среди них и возник в середине XIX века кружевной промысел. Сперва женщины занимались плетением другого рода. Из шерстяной нити на больших коклюшках готовили шнур, так называемый «гарус», который шел на отделку солдатских мундиров. С изменением армейской формы спрос на гарус упал. Его место заняло кружево.
В самом городе Ельце мастериц было немного, но городские мещанки являлись лучшими плетеями. Вокруг города в радиусе 30 км распространилось кружевоплетение. Наиболее развито оно было в семи ближайших областях — Суворовской, Ламской, Врорнецкой, Верхнее-Дрезгаловской, Становлянской, Казацкой и Соловьевской. За ними как бы второй пояс — Стегаловская, Афанасьевская, Извольская, Большебоевская, Каменская области. Третий пояс — Ястребинская, Предтеченская, Богатоплатовская, Сергиевская, Краснопаленская и Черновская области. В 1880-е и 1890-е годы промысел расширялся территориально, увеличивалось число кружевниц: в 1915 году их насчитывалось уже 24615 человек. Занимались кружевоплетением и в подгорном Знаменском монастыре. В ближайших слободах оно стало основным женским занятием. Кружево плели по заказам, плели и само по себе, продавая сработанное тут же, в Ельце, на женском базаре. Главными заказчиками были торговки кружевом. Они доставляли новые рисунки. Так занесли сюда с севера из Вологодской губернии сцепное кружево. Число узоров непрерывно росло, их к концу XIX века насчитывалось более двухсот, но подлинно елецкие — многопарные, в которых иногда требовались сотни коклюшек, постепенно плести перестали. В Ельце преобладало парное кружево, самое простое.

Край для полотенца (начало XX в.)

Край для полотенца (начало XX в.)

Чаще вместо льна белого, сурового и желтоватого цветов мастерицы употребляли хлопчатобумажную нить «паутинку шестипасменную», которую делали специально для плетения кружев. Для некоторых узоров она шла разной толщины и цветная. Многопарное тонкое кружево, хотя и бумажное, в цене намного превосходило сцепное. Обычными стали работы для белья, постельных принадлежностей и полотенец. Их отличительной чертой является обводка сканью всех контуров узора, то есть прием, характерный для европейского легкого кружева «малин». Многие из них имеют цветочные орнаменты. Местные узоры, называемые «елецкий край» и «шашками», близки между собой. В их основе — непрерывная цепь ромбов с разными заполнениями. В узоре «шашками» они расположены в три ряда, нижние — плотные, с «паучком» внутри. В Ельце «паучки» называются как «жучок». Цветочные мотивы на фоне решетки из «паучков» называются «жучком с цветком». «Гречишка» и «жемчужная» — очень похожие елецкие фоны, первый состоит из соединенных плетешками мелких сетчатых овалов неправильной формы, которые напоминали плетеям зерно гречихи, второй словно унизан рядами жемчужин. Есть вариант «гречишка с цветом» с розетками внизу. «Узенькая перевенька» — крайчик шириной полтора сантиметра в виде тонких овальных звеньев на сквозном фоне, а «пустушка» состоит из колечек. «Сливочки» применяются постоянно в различных вариациях кружева.

1880-е гг., Орловская губерния, г. Елец

1880-е гг., Орловская губерния, г. Елец

1880-е гг., Орловская губерния, г. Елец

1880-е гг., Орловская губерния, г. Елец

Тонкость, рельефная скань обводом, обилие сквозных элементов и мелкие ячейки фонов делают елецкое многопарное кружево по своей изысканности редким для России. Оно никогда не имело в торговле своего подлинного названия, и только его музейные собрания свидетельствуют о мастерстве елецких кружевниц.

1880 г., Орловская губерния, г. Елец

1880 г., Орловская губерния, г. Елец

В Ельце создано много оплетов для носовых платков. Самый красивый оплет назывался «черепушкой». Зубцы заполнены вертикальными цветочными ветками, в промежутках — девяти — и четырехлепестные розетки, вдоль кромок протянута цепочка мелких «колес», верхняя кромка — фигурная. За ней начинается простая решетка, граница соединения с тканью отмечена мелкой цепочкой скани. Стройный изящный рисунок, тонкость плетения очень отличают этот узор от остальных. Только нить не льняная, а та самая «паутинка», из которой плелись лучшие работы. Узор, называемый «мелкотравное», тоже растительного рисунка, крупными цветами в нем особо выделены углы оплета. Кружевницы сплели очень много различных вставок, которые вшивали в скатерти и покрывала. В 1890-1900-е годы недолгая мода на кружевную верхнюю одежду для лета стала причиной очень большого производства всевозможных пальто, накидок, доломанов и других костюмов, выполненных в сцепной технике. Огромный спрос на шарфы и косынки привел к тому, что этим плетением стали заниматься целые области. Материалом служила мягкая черная шелковистая бумага, она заменяла натуральный шелк. Последний употреблялся мало, предпочтительно черный, реже — чуть желтоватый. Такое головные шарфы и косынки были массовой продукцией промысла, но среди них появлялись вещи высокого художественного достоинства, созданные по специальным заказам.

1880 г., Орловская губерния, г. Елец

1880 г., Орловская губерния, г. Елец

Первоначально, осваивая сцепную технику, мастерицы создавали оригинальные типы узоров. Совсем особый тип сцепного елецкого кружева представляет собой неопределенные разводы узенькой полотнянки на фоне из непрерывных пересекающихся петель. К числу лучших и самых ранних сцепных елецких кружев относится «проемный» край. Удлиненная петля зубца, крупный цветок-розетка и квадратные насновки по фону — все в нем несходно с обычными, все легче, изящнее и самостоятельно по композиции. Но поток новых мотивов захлестнул кружевниц, превращая их в простых исполнительниц. Уже в конце XIX века эта постоянная погоня за новшествами стала сказываться на характере елецких кружевных рисунков, часто воспринимавших совсем чуждое их стилю. Плели все, что заказывали. Опытные мастерицы сразу перенимали новый «манер», как называли рисунок. От них осваивали и остальные. Елецкое кружево грозило совсем исчезнуть, так как даже самые талантливые плетеи не успевали осмыслить и переработать это новое. Последним новшеством было тонкое бельевое кружево «русский валансьен», немалая доля которого продавалась за границу. Его требовалось так много, что не успевали плести. В рисунки «русского валансьена» входят «паучки», «речка», уголки, ромбики в один или два ряда. Такие же ромбики в сочетании с данной фигуркой дают геометризованный мотив цветочной ветки. Есть и яснее выраженные растительные детали. Наряду с Елецким уездом «валансьен» исполнялся и в Мценском, но только в школах и мастерицах, связанных с ними заказами и инструктажем.
В конце XIX века елецкое кружевное производство по своему объему в занимало в России первое место. Его расцвет в смысле единства стиля и достоинств плетения относится к 1870-1880-м годам. По числу занятых в промысле мастериц в 30300 человек и объему продукции наивысший уровень был достигнут к 1912 году.
Своим общим характером мценское кружево близко елецкому, как близки территориально оба эти уезда. Но мценское более архаично, в нем довольно долго держалось численное плетение с набором излюбленных мотивов, как, например, «замки и раки» — очень плотное, с трудно различимыми крестовидными фигурами, или такое же плотное с узором из городчатых ромбов. Кроме численного, применялось сцепное плетение с узкой полотнянкой, едва выступающей за рельеф скани, и традиционными народными узорами с густыми фонами. Исполняли его мценские мещанки и крестьянки «для себя». В конце XIX столетия еще доживали свой старый век старые мастерицы протасовской кружевной мануфактуры. В богатых купеческих семьях плели льняное с цветными шелками, нередко с введением металлической нити, кружево для приданого невест.

1880 г., Орловская губерния, г. Мценск

1880 г., Орловская губерния, г. Мценск

1880 г., Орловская губерния, г. Мценск

1880 г., Орловская губерния, г. Мценск

С образованием промысла мценские плетеи легко освоили новые образцы, но любимыми остались привычные рисунки: павы по сторонам цветка, двуглавый орел между кустами с изогнутыми ветками. Еще в 1860-е годы мценское кружево сохраняло свое высокое художественное достоинство. Преобладало парное мерное, в основном геометрических рисунков типа «барабанчики», «кружки-денежки».
Его плели из белой и суровой льняной, белой, черной и кремовой шелковой, белой, красной и синей хлопчатобумажной нитей. В большинстве узоров требовалось 20 пар коклюшек, в некоторых же — более 100. В конце XIX века в Мценске появляются общераспространенные «клюни», гипюры и другие модные типа кружева, затем и «русский валансьен».

Конец XIXв., Орловская губерния, г. Елец или г. Мценск

Конец XIXв., Орловская губерния, г. Елец или г. Мценск

Мценский промысел ограничен самим городом и одной пригородной Стрелецкой слободой. Однако в нем было занято около 5000 мастериц. В течение года в Мценске выплеталось до 150000000 аршин мерного кружева. Отдельные предметы делались по заказу. С началом первой войны его производство стало сокращаться, и промысел совсем захирел. Сейчас он не существует.

Рязанская губерния

В Рязанской губернии различаются рязанское, скопинское и михайловское кружево. К ним надо добавить изделия жительниц города Зарайска. В самой Рязани и пяти ее пригородных слободах (Ямской-Касимовке, Ямской, Рыбной, Троицкой и Борках) плели тонкое, многопарное. Именно здесь в начале XIX века возник кружевной промысел, существующий и поныне.
Старинных работ конца XVIII — начала XIX века сохранилось очень мало. Они сделаны из тонкого сурового льна с обводкой контуров фигур шелком разных цветов и довольно широки: по 10-15 см. Судя по названиям городского рязанского кружева — «травчатое», «ветка травчатая», «ветка с виноградом», — основные орнаментальные мотивы были первоначально растительными. Эти названия сохранились и впоследствии, но сами узоры настолько геометризировались, что в изделиях конца XIX столетия можно только догадываться об их растительной основе.
Типичный рисунок, возникший еще в XVIII и повторяющийся весь XIX век, состоит из узкой волнистой полосы с короткими отростками. На фоне между волнами помещены схематично изображенные павы. Зубцы края треугольные, плоские. В промежутках и на фоне — решетки крупного рисунка, сквозные розетки и закидки. В первой половине XIX века он выплетается в белом льняном материале и несколько укрупняется. Фигуры пав чередуются с двуглавыми орлами и получают четкий силуэт, более реальную трактовку. Нижняя кромка края становится ровной, в виде полосы крупной решетки с равномерно повторяющимися сердцевидными листиками. Ясный рисунок, рельефная скань и обилие сквозных элементов делают этот край не менее красивым, чем его ранний прототип, несмотря на тонкую нить, цветные и серебряные обводки, усиливающие декоративность последнего. В еще более поздних вариантах мотива из-за толстой пряжи рисунок упрощается, теряет сквозные детали, а обводка шерстью ярких тонов сообщает ему некоторую грубоватость.

XVIII в., г. Рязань

XVIII в., г. Рязань

Первая половина XIX в., г. Рязань

Первая половина XIX в., г. Рязань

Несмотря на названия, узоры из Ямской слободы «обрывной черенок» и «двадцать огурчиков» являются чисто геометрическими. Большие овальные насновки «огурчики» покрывают весь фон, среди них цепью проходят разного размера ромбы полотнянки. «Обрывной черенок» — один из вариантов сквозной косой клетки с ромбовидным заполнением, которая была в это время принята по всей России. Также обманчивы названия «корабли» и «полукорабли»: они совсем не изобразительны. Главный мотив имеет ладьевидную форму, и ромб над ним может напомнить парус, но название возникло позднее, чем появился сам узор. Наблюдается сходство этого мотива со средней частью рязанского узора XVIII века. «Корабли» и «полукорабли» различаются деталями. «Круги» — это ромбы с городками, крупные, распложенные на фоне разных рисунков. Все кружево с орнаментом этого геометрического типа шло на отделку простыней.

Первая половина XIX в., г. Рязань

Первая половина XIX в., г. Рязань

В работах рязанских кружевниц были очень распространены и волнистые растительные мотивы. В начале XIX столетия они исполнялись цветными шелками с введением металлической нити. Например, темно-зеленым шелком холодного тона выплетался фон и сетчатый волнистый стебель с лапчатыми листьями, обведенный серебряной сканью. Золотисто-желтая шелковая скань образует внизу трилистники, а вверху линейную полоску. Нижняя кромка кружева ровная, с зелеными отвивными петельками. Контраст холодной зелени и серебра с золотистым тоном скани создает очень напряженный колористический эффект.
Аналогичный волнистый узор середины XIX века выплетен полотнянкой, красивая решетка — ее разновидностью «паучками»; нить довольно тонкая, льняная. Темная нить в первом варианте оживлена игрой света в сетчатом плетении, а простая решетка имеет достаточную и достижимую только в шелке плотность, чтобы выделить сетчатый узор. Во втором, льняном варианте «паучки» согласовывают плотный узор и прозрачные ячейки фона. Этот пример показывает творческий характер исполнения русскими кружевницами традиционных и широко известных узоров.

Середина XIX в., Рязанская губерния и уезд, слобода Кальное

Середина XIX в., Рязанская губерния и уезд, слобода Кальное

Конец XIX в., Рязанская губерния, Михайловский уезд

Конец XIX в., Рязанская губерния, Михайловский уезд

Третий вариант того же рисунка, носящий название «речка с виноградом», говорит о геометризации растительных форм: плавный волнистый стебель превратился в зигзагообразный, на нем появились городки. Лист оторвался от стебля, приобрел форму ромба с городками. Несмотря на суховатость рисунка в целом, плетение из очень тонкой бумажной нити дает мелкую решетку, на которой сетчатый узор приобретает воздушность. Этот образец относится к третьей четверти XIX столетия. История узора показывает, что в течение одного века он потерял первоначальную красочность, затем была утрачена и живописность растительной формы посредством геометризации.
Помимо традиционных геометрических и растительных, в рязанском есть группа рисунков, очевидно связанных с западноевпроейскими. За неимением достаточно тонкой льняной пряжи, как в прототипах, их делали из хлопчатобумажной. Полотнянка в этих работах почти отсутствует, тюлевый фон и решетки внутри фигур, выведенных лишь одной сканью, дают им воздушность. Сами узоры незатейливы: ряд «огурцов» одновременно служит основным мотивом и зубцами края так же как волнистые цепочки скани вдоль его кромки иногда с отвивными петельками.
С течением времени техника плетения парного кружева в Рязани упрощается. Для исполнения большей части вещей в конце XIX века требовалось 20 пар. Только один рисунок плелся на 80 парах, но его тонкость, изящество, особенно в изделиях Борковских мастериц, позволяют считать Рязань одним из главных мест производства легкого кружева в России.
Рязанское кружево в целом — крупное явление в русском прикладном искусстве. Особенно оригинальный, самобытный характер оно получило в городе Михайлове и Михайловском уезде Рязанской губернии. Небольшой городок Михайлов расположен на берегах реки Прони, в 70 км к юго-западу от Рязани, и еще на рубеже XIX и ХХ веков имел вполне сельский облик. В XVI столетии в возникновением засечной полосы — оборонного рубежа Московского государства, — сюда было переселено значительное число московских служилых людей. Новые жители долго не смешивались с основным населением. Они принесли сюда многие навыки, ранее неизвестные коренным жителям. Свободные от крепостного угнетения, московские переселенцы активно занимались различными ремеслами. Именно в среде пришлого населения, превратившегося в государственных крестьян, возникло кружевоплетение в виде промысла, вероятно, в первой половине XIX столетия.
В разное время здесь господствовали разные типы кружевного плетения. Вначале это было тончайшее многопарное кружево «рязанского манера» и «травчатое», а также сцепное. Расцвет сцепной техники относится к 1820-1840-м годам, на языке михайловских кружевниц она называлась «выкладывать вавилоны». Такими «вавилонами» обрисовывались деревья, кусты, птицы, звери, фантастические животные и другие постоянные мотивы русского изобразительного орнамента.

1820-1840 гг., Рязанская губерния, г. Михайлов

1820-1840 гг., Рязанская губерния, г. Михайлов

Своеобразие михайловского плетения заключается не только в редкости сюжетов и динамичности их выражения. Оно имеет и своеобразный колорит: льняная узкая полотнянка часто украшена металлической сканью, а фон и внутренние части фигур заполнены коричневым, охристым, черным и темно-зеленым шелком различных оттенков. Цвета располагаются отдельными пятнами и создают совершенно особую переливчатую поверхность.
Шедшее на украшение белья и платья кружево «рязанского манера», и «травчатое» для постельного белья, и сцепное для полотенец — все приобреталось купцами в приданое дочерям. Но с годами михайловское купечество беднело, такие ценные отделки становились для него недоступными, поэтому в конце XIX века лишь в двух-трех семьях в городе умели исполнять трудоемкое многопарное плетение. Еще раньше исчезло сцепное.
С бытом рядовых горожан Михайлова и его окрестностей связан третий из распространенных здесь способов плетения — численный. Именно местное численное кружево получило широкую известность под названием «михайловского», и, несмотря на то, что здесь этой техникой пользовались деревенские плетеи в самых различных губерниях, именно здесь сложился в XIX веке кружевной промысел, в основе которого лежало только численное плетение. Большинство его узоров исполнялось на 10 парах коклюшек, а это в 3-4 раза меньше, чем в деревенском кружеве Вологодской и Орловской губерний — прославленных центрах русского кружевного производства.
Находясь среди крепостного населения, которое в силу своей угнетенности не могло думать о таком кропотливом деле, как кружевоплетение, михайловские мастерицы нашли среди него постоянный сбыт своим работам. Их кружево широко распространилось, выйдя за пределы Рязанщины. Им украшали свои наряды крестьянки Тамбовской, Тульской, Орловской губерний и южных областей России, и на Украине.
Занятие, дающее постоянный заработок, было подхвачено в целом ряде селений Михайловского уезда, жителями которых являлись свободные государственные крестьяне. К 1880 году насчитывалось, в городе и в уезде, 2070 кружевниц. В 1896 году их было уже более 3000, а перед первой мировой войной — 10000. Расширялась и территория, охваченная промыслом: в 1880 году — 12 слобод с выселками, а в 1912-м — уже 28 селений в пяти волостях. Характерно, что в Михайловском уезде и после отмены крепостного права кружевной промысел не был воспринят в среде бывших крепостных крестьян. Он оставался в руках лишь старых московских переселенцев, то есть людей издавна свободных. Только в 1910-е годы появляются кружевницы в бывших помещичьих деревнях.
Во второй половине XIX века михайловское кружево становится предметом торговли не только внутри России, но и вывозится за границу как посредством продажи на Нижегородской ярмарке, так и специально в Турцию и в Иран. В Михайловском уезде ежегодно выплеталось 1500000 аршин различных рисунков, и все оно распродавалось. Много этого кружева стали потреблять обе столицы — Петербург и Москва в связи с общим увлечением национальными формами русского быта.
Чем же так привлекательно михайловское кружево? Чем оно отличается от произведений других центров этого вида искусства в России? Очевидно, тем, что нигде, кроме города Михайлова и его уезда, численное кружево не получило такого своеобразия рисунков и красочности. В нем с наибольшей полнотой выразился народный вкус к простоте и ясности напряженного по цвету орнамента. Недаром оно получило такое большое распространение в крестьянском костюме разных местностей. Плотное, оно как нельзя лучше дополняло одежды из тяжелых тканей закладной техники и грубого полотна, сочеталось с яркой узорочностью тканья и вышивок. Кружево рассматривалось народными мастерицами не изолированно, а с учетом его назначения и его роли в завершении праздничной одежды.
Старинный костюм сельских михайловских жительниц включал передник-«занавеску» с рукавами и спинкой. Прекрасной работой отличались занавески из сел Жеславля и Стубло. Передники украшались специально для них исполненными кружевной прошивкой и краем особенного рисунка. По существу это были прошвы. Кружево в виде прошвы, имело узорные закраины; верхняя кромка была простой, а зубчики выплетались отдельно и затем пришивались снизу. В каждом куске, соответствовавшем ширине подола передника, помещалось десять разных по форме мотивов.
Повторения встречаются редко. Известны около 30 типов таких изображений, есть и варианты. Одни из них в геометризованном виде, но красиво и живо передают части дерева — ствол, ветви, плоды; другие далеко отходят от реальной формы, превратившись в столбовидные фигуры. Но все они декоративны, сочны и орнаментальны по рисунку. Сам узор плелся из чисто белой и очень пухлой хлопчатобумажной нити, а фон — из льняной, поэтому фигуры узора выделяются белизной и высоким рельефом на теплом желтоватом тоне льна.

Конец XIX в., Рязанская губерния, Михайловский уезд

Конец XIX в., Рязанская губерния, Михайловский уезд

Конец XIX в., Рязанская губерния, Михайловский уезд, с. Жеславль

Конец XIX в., Рязанская губерния, Михайловский уезд, с. Жеславль

С появлением анилиновых красителей во второй половине XIX века хлопчатобумажная пряжа стала окрашиваться. Тогда возникло еще большее разнообразие элементов, не только рисунка, но и расцветки: как ни повторялись в ряду фигуры узора, так не повторялся и цвет этих фигур. Но все-таки при большей нарядности цветного кружева строгий колорит двух оттенков белого цвета гораздо тоньше, красивее.
В конце XIX века михайловские горожанки сменили свою старинную одежду на юбки и кофты — обычный костюм городских мещанок. Со старинной одеждой исчезло и кружево.
Оригинальным предметом сельской женской одежды Рязанской и Тамбовской губерний были «навершники» — род широкой и короткой туникообразной одежды с небольшими рукавами или вовсе без них. Их надевали поверх рубахи, украшенные рукава которой были на виду. В плотное домашнее полотно навершников вшивались по вертикали по две кружевные прошвы, спереди и сзади. Оригинальны выплетенные из толстой красной пряжи прошвы для навершников. В них включалась нить, зеленая, или желтая, рисующая узор сканью в виде цепочки или зигзага: скань, чаще всего витая, или сама образует узор, или подчеркивает его рельефом.
Подолы навершников, передников-«занавесок», мужских и женских рубах, и других предметов одежды и домашнего убранства заканчивались обычно кружевным краем. Самая примитивная форма михайловского края, использовавшаяся в одежде и предметах домашнего убранства, представляет собой сплошную одноцветную полосу со слабо выраженными прямоугольными зубцами. Иногда зубцы бывают ложными: просто на самой полосе (прошве), выводились сканью прямоугольные контуры, похожие на зубцы. Они назывались «сухариками». Это самый простой тип михайловского зубца.
Иногда край заканчивался пересекающимися петлями полотнянки, которые перемежались цветом. Название их утрачено, но в конце XIX века насчитывались десятки вариантов в рисунке, цвете и материале. Завершая полосы очень плотного плетения, такие петли-зубцы напоминали галун, тесьму, и может быть, поэтому в некоторых местах это кружево именуют «позументным» или искаженно «прозументным». В Михайлове понятие «зубец» сохранило свое древнее название — «город», «городок».
Михайловские плетеи создали несколько типов «городов». Они составляют своеобразие местных кружевных краев. Круглый «городок» в виде широкой петли разреженной фактуры соответствует своему названию. «Гребешки» действительно напоминают гребень петуха. У них веерообразная форма и снизу всегда петли плетешка. Треугольный зубец со скругленным основанием распространен повсеместно и не имеет особого наименования: просто «городок». Известны зубцы, состоящие из двух треугольников, соединенных основаниями. В каждой местности их называют по-разному. В Михайлове они получили очень точное имя — «мысы», «мыски», и бывают и белыми, и цветными. Потом появились оригинальные варианты: если обе половинки зубца различаются цветом, как из лент сделать жабо он называется «половинчатым», если же «мысок» снизу отмечен полоской другого цвета, его называют «полмысок».
Очень популярным в Михайлове было кружево под названием «бубенцы» с зубцами в форме полукруга; плетение плотное, полотняное. Их рисунок всегда один, но как многообразны его трактовки: и фактурой — плетеньем в разных направлениях, дугами, наклонными и расходящимися веером полосками, с закидкой, с решеткой в середине; и цветом, и выявляющим контуры зубцов, то отделяющими их друг от друга. «Бубенцы» любили и разрабатывали с большим вниманием. Им близки «отметные» зубцы. Своеобразным изобретением михайловских кружевниц был красивый и крупный зубец «балалайка», который напомнил плетеям известный русский музыкальный инструмент. В середине XIX века он был заимствован плетеями Орловской и Калужской губерний, ведь михайловское кружево продавалось во всех деревенских лавках средней полосы России.

Начало XIX в., Рязанская губерния, Михайловский уезд

Начало XIX в., Рязанская губерния, Михайловский уезд

1890-е гг., Рязанская губерния, Михайловский уезд, Стрелецкие Выселки

1890-е гг., Рязанская губерния, Михайловский уезд, Стрелецкие Выселки

Самый нарядный зубец — «павлинка», выполненный обычно нитями двух-трех цветов. Он образован радиально расходящимися полосами с узорчатыми разделками между ними. «Павлинка» окаймляется плетешковой цепочкой.
В ходу у михайловских кружевниц были другие, малоупотребительные, или даже забытые ныне зубцы в виде елочки, трилистников, с различными типами цветной обводки. В кружеве любых местностей есть много круглых и овальных мотивов. И в михайловском их несколько: сквозные «колечки», образующие цепочки; «копеечки», сплетенные приемом перевива в виде решеточки; «сливка» — овальное кольцо с разработкой внутри; ее круглый вариант «репка». Ряд «репок» обычно соединяется насновками, получается несложный, но привлекательный рисунок, в котором перемежаются плотные, сквозные и полупрозрачные элементы. В конце XIX века «сливка» была невзрачным узором. Само наименование, наверняка, возникло не только от овальной формы мотива, но и от преобладания в нем синего цвета.
Разнообразно использование в михайловском кружеве и полотнянки, которая применяется не только в фоне или закраинах, но и в качестве основы самостоятельных узоров, довольно крупных и необычных по конфигурации. Общеизвестный мотив «паучок», представляющий собой маленький овал полотнянки, связанный с другими двойными нитями, также входит во многие местные рисунки, но называется «мушкой». Таким же распространенным мотивом в русском кружеве является «пышечка», зовущаяся в других местах «денежкой». Михайловский «паук» состоит из почти квадратной полотнянки с плотными плетешковыми соединениями. Сильно удлиненные узкие овалы, выполненные приемом насновки, называются «рыбками». Рождение названий в кружеве геометрического рисунка является результатом последующей ассоциации, а не заранее заданным сюжетом. Русское кружево в целом насыщено изобразительными элементами. Численное михайловское их не знало.
Примерами комбинации известных мотивов, дающей в результате новый рисунок, может служить использование фигуры «копеечка». Край «копеечки» в сочетании с зубцами «мысок» рождает узор «вороньи глазки». Помещенные в три ряда, они называются «маковыми» — плод фантазии мастериц Маковской области, в которую входили Зарецкая слобода, Стрелецкие Выселки и село Серебрянь. Все три рисунка непохожи, хотя в их основе лежит один и тот же элемент.
В состав численного михайловского кружева входили многие традиционные мотивы, применяемые в парном, но его характеру соответствовали только самые простые, четкие и крупные фигуры. Они были созданные мастерицами, в первую очередь, в городе Михайлове. Постепенно их перенимали в пригородных слободах — Прудской, Козловской, Стрелецкой, Щетининской, Плотниковской, в расположенной возле города деревне Телятникове.
К таким мотивам, сложившимся еще в русском металлическом кружеве XVIII века, относится «речка», которая сопровождается любыми закраинами, заканчивается любыми зубцами по выбору плетении, а сама может быть разной фактуры — полотняной или сетчатой. Узор исполняется 18-220 парами коклюшек. В Михайлове речка нашла новое решение в совсем иной разработке и зовется «змейкой», или «куриной лапкой».
В различных местах создавалась своего рода специализация определенных типов узоров. В огромном селе Виленьи было несколько сот кружевниц, и все они плели только самое узенькое кружевце, шириной 2-2,5 см. При такой ширине нельзя сплести какой-нибудь сложный узор, и поэтому оно состоит, главным образом, из вариантов полотнянки, ее самых миниатюрных элементов. То это цепочка «копеечек», то мелкие продолговатые формы «кудрявчики», то сетка с полукруглым городком «горошек», то решеточка определенного рисунка «пила». «Пилкой» называют мотив из насновок с петельками на зубчиках. Такие отвивные петельки в Михайлове именуются «ноготками». Есть своя прелесть в этом незатейливом, каком-то наивном и в то же время изящном кружеве. Недаром мастерицы дали ему другое ласковое имя — «узятки».
Широкое кружево, помимо самого Михайлова, плели в четырех селениях — Пушкарях, Новопанском, Рачатниках и Стрелецких выселках. Одним из самых известных михайловских узоров широкого кружева является «отметный», рожденный комбинацией «большого паука» и «лепешки» с зубцами «бубенцы».
Все рассмотренные типы численного михайловского кружева являются мерными. В нем никогда не существовало таких форм, как оплет или вставка. Это ограничивало возможность новых творческих поисков мастериц. Рост промышленной продукции вытеснял изделия ручного производства. В кружеве конкуренция привела к снижению качества. Однако михайловские плетеи пострадали меньше всех, что объясняется сравнительной устойчивостью моды на этот род кружева и обширностью рынка сбыта среди крестьянского населения. Поэтому местный промысел сберег большинство рисунков, что явилось хорошим основанием развития кружевоплетения в советское время.
Помимо Рязани и Михайлова, третьим центром местного изготовления кружева был город Скопин. В XIX веке его населяли ремесленники, нем алую роль играли хлеботорговцы. Важнейших промыслов здесь было два: керамический и кружевной.
Кружевоплетением занимались в самом Скопине и пригородном селе Новикове. В XIX столетии исполнялись два типа кружева: тонкое парное, которое именовалось «рязанский манер» и потреблялось тут же зажиточными горожанами, и численное, продававшееся в деревни. Численное являлось традиционным, и, кроме того, на него оказывало влияние михайловское кружево. Парное же, как следует из названия, повторяло самые простые узоры рязанского. Об этом можно судить по тому, что коклюшек больше двадцати пар при его плетении не применяли. Только два узора требовали 42-43 пары.

Конец XIX в., Рязанская губерния, Скопинский уезд

Конец XIX в., Рязанская губерния, Скопинский уезд

В 1860-е годы кружевницы выработали и свой «скопинский» манер — очень простой, в виде волнистой полосы тонкой полотнянки с редкими связками на фоне. Плести его легко и быстро. Источником этому манеру послужил вошедший в моду гипюр «клюни». Французское название гипюра мастерицы заменили своим — «колуны». Наряду с ним имелся другой узор — «колеса». Сходный мотив назывался «огурцы». Всех скопинских узоров насчитывалось 28. Мастериц не заботило их обновление, поскольку спрос был постоянным.
Материал в промысле использовался разный. Небеленый лен давал приятный кремовый тон, шел естественный шелк-сырец без отбелки, а также черного и горохового цветов. В Скопине плели и из тонкой черной шерстяной пряжи. Хлопчатобумажная нить, белая, красная и синяя, употреблялись в численном плетении.
В начале ХХ века кружевной промысел проник во многие селения Скопинского уезда, не зная перебоев в продаже. Но высокое качество кружева сохранялось лишь там, где оно принималось через общественные организации. В настоящее время здесь по-прежнему плетутся мерные тонкие сорта.
В первой половине XIX века славилось и кружево рязанского города Зарайска. Оно никогда нее было здесь предметом торговли, то есть не оформилось в промысел: плели для себя в семьях богатых горожан. Как оно выглядело, можно сказать только предположительно. На Рязанщине в то время существовало сцепное кружево особого типа. Его отличительной чертой является чередование полотнянки и сетки на всем протяжении узора, благодаря чему оно приобретает своеобразную фактуру. Сами узоры растительные, очень густые, почти без фона. Цветочные мотивы заполняются сочными насновками, соединенными в розетки. Мерное кружево этого рода неизвестно. Сохранились только прошвы подзоров и законченные концы полотенец. Каждый предмет окаймлен со всех сторон полосой сетки, по которой сканью проложена цепочка их ромбов или треугольников. Это вторая характерная особенность кружева данного типа.

Первая половина XIX в., Рязанская губерния, Зарайск (?)

Первая половина XIX в., Рязанская губерния, Зарайск (?)

Все вещи выполнены из хорошо отбеленной нити, весьма ровной, но не тонкой. Декоративность целого достигнута большой сочностью насновочных мотивов и переходами от разреженной к плотной фактуре. И по характеру узора, и по материалу это кружево должно быть отнесено к городским произведениям искусства. Оно самобытно и не похоже ни на городское рязанское, ни на скопинское, ни тем более на михайловское. Так как в других городах Рязанщины, кроме Зарайска, кружевоплетение неизвестно, остается предположить, что это и есть зарайский тип сцепного кружева. Его качество в художественном отношении вполне допускает ту известность, которую заслужили в свое время работы зарайских горожанок. То, что достоверно, как местное плетение конца XIX века, не имеет ни одной из только что названных типичных черт. Оно не отличается оригинальностью, повторяя распространенные образцы. Видимо, описанное выше художественное кружево исполнялось только в первой половине XIX столетия.

Ярославская губерния

В Ярославской губернии славился рукоделиями своих жительниц древний культурный центр Ростов великий. Но кружево долго не входило в круг их занятий. Его плели послушницы в близлежащих монастырях и крепостные мастерицы. Кружевной промысел в Ростове так и не сложился. В 1880 году в городе жило 14 кружевниц, позднее их число уменьшилось вдвое.
До нас дошло очень мало подлинных местных работ. Однако те, что известны, отличаются прекрасным качеством. Ростовское кружево исключительно льняное, из тонкой пряжи, как многопарное, так и сцепное, хотя известно, что в XVIII веке плели также из шелка.
Многопарный край полотенца XVIII — начала XIX века относится к типу легкого кружева со скаными узорами. У него прозрачный крупный фон и простые зубцы, образованные волнистой полотнянкой. Весь узор, выведенный сканью, представляет собой ряд вазонов с тюльпанообразным цветком на прямом стебле и тремя парами цветочных веток. Вазоны разделены многолепестными розетками. Вдоль верхней кромки композиции помещен ряд колец из цепочки. Каждое из них заполнено решеткой, рисунок которой возобновляется только через шесть колец. Нарядный, изящный, тонкий, этот край, дошедший до нас в хлопчатобумажном повторении конца XIX века, несомненно, выигрывал в своем первоначальном шелковом материале.

Конец XIX в., Ярославская губерния, г. Ростов

Конец XIX в., Ярославская губерния, г. Ростов

Первая половина XIX в., Ярославская губерния, г. Ростов

Первая половина XIX в., Ярославская губерния, г. Ростов

На протяжении всего XIX столетия в Ростове в многопарном кружеве придерживаются сканых узоров с разнообразными фонами. В сцепном плетении ростовские мастерицы придумали свой собственный фон, который так и называется «ростовский крест». Его связки из парных плетешков с петельками образуют крестовидные фигурки, но часто в узких промежутках пользуются всего парой таких связок. Этот новый фон очень красив, и во второй половине XIX века его стали охотно употреблять во многих местах России.

1880 г., Ярославская губерния, г. Ростов

1880 г., Ярославская губерния, г. Ростов

1880 г., Ярославская губерния, г. Ростов

1880 г., Ярославская губерния, г. Ростов

В узорах местного кружева легко выделяются три группы: геометрические, цветочные, парного плетения и сцепные изобразительные. Первым свойственна строгость контуров плотных свисающих мотивов, окаймленных и сопровождающихся решетчатыми элементами, зачастую обведенными шерстяными нитками ярких цветов. Сцепное кружево середины XIX века имеет чисто народные узоры с изображениями птиц, деревьев и цветущих кустов. Растительные мотивы отличаются динамичностью рисунка. Силуэты фигур чрезвычайно отчетливы, благодаря сквозному ростовскому фону и узкой полотнянке с высоким рельефом скани. Другой прием оживления полотнянки — введение большего числа дырочек-закидок — сообщает нарядность всему изделию.

Вторая половина XIX в., Ярославская губерния, г. Ростов

Вторая половина XIX в., Ярославская губерния, г. Ростов

Середина XIX в., Ярославская губерния, г. Ростов

Середина XIX в., Ярославская губерния, г. Ростов

Одно из самых изысканных русских сцепных кружев происходит именно из Ростова. Грациозно изгибающиеся спиральные завитки с мелкими листьями и цветами на вьющемся легком стебле свободно размещены на тюлевой решетке. Местонахождения этого произведения в настоящее время неизвестно.
Исключительно на заказ плели кружево еще в одном городе бывшей Ярославской губернии — Романово-Борисоглебске (современный город Тутаев). Оно предназначалось для отделки постельных принадлежностей и исполнялось кусками по длине простыни, ширине полотенца и других предметов. Для плетения использовали нитки Хлудовской фабрики из Егорьевска. Плели сцепным и многопарным способом. Мастериц здесь работало немного, около 50, из городских мещанок, а заказчиками являлись местные же купеческие семьи. Лучшее кружево плели в Романове. На другой стороне Волги, в Борисоглебске, оно было значительно грубее. Рисунки кружева имели своеобразные названия: сцепной растительный мотив именовался «бачино»; зубец в форме семилепестной розетки назывался «бантиком», а геометрический волнистый зубец — «бараньими рожками». В парном плетении выделялся узор «шлёнский», в котором сочетались решетчатые ромбы, простой фон, оживленный «паучками», и плотные сердцевидные мотивы с плотными же треугольными зубцами посередине. На рубеже XIX и ХХ веков кружевоплетение в этом городе было совсем оставлено.

1880 г., Ярославская губерния, г. Романово-Борисоглебск

Край (узор «бараньи рожки»). 1880 г., Ярославская губерния, г. Романово-Борисоглебск

Край для полотенца (узор «бачино)

Край для полотенца (узор «бачино). 1880 г., Ярославская губерния, г. Романово-Борисоглебск

Помимо указанного городского, встречается и деревенское ярославское кружево — льняное, с введением шелка-сырца в виде скани желтых, золотистых и коричневых оттенков, хорошо гармонирующих со слабо отбеленным льном.
Его узоры геометрическое, обычные в численной технике — зигзагообразные полосы, ряды ромбов или квадратов, полукруглые или острые зубцы. В большей своей части оно предназначено для украшения полотенец.

Костромская губерния

Как появилось кружевоплетение в Костромской губернии, у нас сведений нет. Но в конце XVIII столетия в городе Галиче уже сложился определенный тип с особыми, только здесь известными узорами, с особой, только здесь известной манерой исполнения. Кружево плели многопарным, самым трудоемким способом, но в котором с наибольшей четкостью можно передать очертания различных любимых тут мотивов. Материалами служили лен, спряденный очень тонко, беленый слабо; металлическая нить, чаще золотная; шелка нескольких цветов, преимущественно кораллово красный, травянисто-зеленый, ярко-голубой. Галичское кружево отличается не только ценными материалами, но и прекрасной работой.
Почти все галичское кружево предназначалось для парадных декоративных полотенец из тонких фабричных тканей, белых, иногда белых узорных. И не всегда в их украшении вместе используются прошва и край одинакового рисунка. Применяются и намеренно разрозненные комбинации, когда в одном предмете сочетаются прошва и край с разными узорами. Это делалось с целью внести в каждое полотенце как можно больше неожиданности и многообразия.
Трудно перечислить все фигуры, которые составляют орнамент галичского кружева. Меньше всего в нем геометрических узоров, да и те относятся сложным формам рококо. Только в начале XIX века завитки рокайль превращаются в волнистые полосы, а разнообразные цветочные ветки заменяются геометризованными трилистниками. Наряду с ними встречаются мотивы птиц, деревьев, двуглавых орлов.

Конец назеркального полотенца

Конец назеркального полотенца. Конец XVIII в., Костромская губерния, г. Галич

Главная роль в местном кружеве принадлежит именно мотивам прихотливого стиля рококо. Наиболее полно он выражен в рисунке льняных прошв в виде волнистой цепи тонких овальных звеньев, соединенных отдельными цветками. Внутри звеньев помещены цветочные веточки, выполненные металлической нитью. Более крупные ветки занимают изгибы цепи: на верхних — звездчатые цветы, серединки их отмечены дырочкой-закидкой; на нижних — овальные, с серединками из решетки. Все ветки различаются цветом шелка. Мелкий простой фон — льняной. Красота самого материала, продуманное сочетание мягких, сближенных цветов, тонкость работы делают галичское кружево исключительным. Сохранилось несколько экземпляров этого узора: некоторые из них сделаны льном с цветным шелком, другие — льном и серебряной нитью. Медальоны разнообразных форм сочетаются с изобразительными мотивами. Кроме галичского, в кружеве этого времени не встречается мотива дерева с четко выраженным стволом и двумя лесными птицами в воздухе.

Конец назеркального полотенца

Конец назеркального полотенца. Конец XVIII в., Костромская губерния, г. Галич

Иной характер у своеобразных растительных мотивов с очень тонкими круглыми стеблями-завитками, выплетенными одной сканью, рядом с которыми шелковые птицы разной расцветки и формы кажутся тяжелыми и эффектно рисуются на прозрачном фоне. Они сопровождаются то зубчатыми, то овальными листьями, тоже отличающимися цветом. Не только живописность композиции и цветового решения, но и фактурное богатство деталей — таковы достоинства этого весьма привлекательного кружева. Оно всегда применяется в качестве прошв; встречаются близкие варианты.
Более строгим рисунком, типичным для конца XVIII века, выделяются прошвы с расположенными в ряд, слегка изогнутыми и наклоненными ветвями. На каждой — по несколько цветков, лепестки почти не выявлены, основное внимание направлено на разработку ажурных сердцевинок. Все мотивы обведены цветной шелковинкой. Их полотняные силуэты отчетливы, но не совсем точно повторяют друг друга, что придает композиции живость. Самым простым рисунком галичского кружева являются разноцветные косые полоски.

Конец XVIII в., Костромская губерния, г. Галич

Конец XVIII в., Костромская губерния, г. Галич

Конец XVIII в., Костромская губерния, г. Галич

Конец XVIII в., Костромская губерния, г. Галич

Расцвет кружевоплетения в Галиче относится ко второй половине XVIII века и первой четверти XIX века. В это время многопарное плетение еще не проникло в костромские деревни. Там довольствовались численным. Новые навыки исполнения кружева, сохранившиеся в городе, привели в XIX столетии к возникновению поблизости от него промысла по плетению льняных изделий, не имеющих художественного значения.
Кружевоплетение другого города Костромской губернии — Солигалича, находящегося севернее, у границы с Вологодчиной, тоже никогда не было промыслом: плели для себя. Ничего неизвестно о времени, когда местные мастерицы освоили это искусство, ни о характере их вещей раннего периода. Дошедшее до нас кружево относится ко второй половине XIX века. Техника плетения этих работ многопарная, как и в Галиче, хотя пар коклюшек невелико, пар 15-20. Согласно времени, вместо цветочных узоров здесь преобладают геометрические.
Белое льняное солигаличское кружево довольно однообразно по рисункам. Обычно чередуются две близкие по характеру сложные фигуры, этот орнамент не меняется в течение долгих лет. В основном такой тип кружева является простынным, но поскольку встречаются не только длинные, но и короткие куски краев и прошв с подобными узорами, его могли использовать и для их украшения.

Прошва

Прошва. Середина XIX в., Костромская губерния, г. Солигалич

Конец полотенца

Конец полотенца. Конец XIX в. Костромская губерния, г. Солигалич

Более поздние изделия, относящиеся к последней четверти XIX века, выплетались сеткой. Параллельные цепи ромбов образованы в них сканью шерстяной нитью ярких, броских цветов. Внутри ромбы заполнены поочередно решеткой или фигурной розеткой. Они восходят к известному рязанскому мотиву «кораблями», не понятыми мастерицами и перевернувших его наоборот.

Середина XIX в., Костромская губерния

Середина XIX в., Костромская губерния

Образцы, созданные позже этого времени, неизвестны, но в деревне Шарново Буйского уезда некоторые старушки умели плести кружево даже в 1950-е годы. Когда-то сюда было продано из-под Солигалича три семьи крепостных. Представительница одной из этих семей — Анна Константиновна — была кружевницей. После нее остался сундучок плетеного кружева разных рисунков. Но оно было изношено. Сохранилось только плетеное ее внучкой, сцепное, уже потерявшее характерные местные черты. Однако этот факт свидетельствует о том, что кружево плели не только в самом Солигаличе, но и в окрестных помещичьих усадьбах. Целый ряд предметов, кружевных или с кружевной отделкой, происходящих к Костромской губернии, относится к разным периодам XIX века. Вероятно, искусство плетения и впоследствии продолжало свою жизнь. Но, очевидно, плелось кружево только для домашних надобностей, так как материалом служила далеко не тонкая льняная нить. Рисунки обычно геометрические, весьма ритмичные, фигурные розетки довольно затейливы, а детали узоров хорошо связаны между собой. Все они имеют отдаленное родство с ранним кружевом Солигалича.

Московская губерния

В Московской губернии с плетением кружева в XVIII веке были знакомы в нескольких городах.
Прекрасной работой отличается сцепной подзор с пышной цветочной гирляндой. Он датируется концом столетия и происходит из города Вереи. Его автор — бывшая крепостная Шереметевых купчиха Золотова. Она же и выполнила прошву с фигурами пав и орлов, тоже сцепную. Так, видимо в конце XVIII века, уже владели сцепной техникой не только в крупных городах.
И в Серпухове плели кружево. Рисунок выводился узкой полотнянкой, почти в ширину скани, на очень густом фоне. Мотивы применялись обычные: павы и кусты на подзорах и на концах полотенец. Но относятся эти произведения ближе к середине XIX века. Но в деревнях Серпуховского уезда даже во второй половине столетия совсем не знали сцепной техники. В 1830-е годы в деревне Клевено не имели булавок, а чтобы рисунок не сбился, нити оттягивали и перекладывали тряпочками. Так можно было плести только простое, численное кружево.

Конец полотенца (узоры «шашками» и «корабли»)

Конец полотенца (узоры «шашками» и «корабли») Конец XIXв., Московская губерния, Подольский уезд

Промысел в селе Васюнино Вороновской области Подольского уезда возник в 1820-е годы. Почти в это же время начали плести кружева в соседней деревне Лыково. Постепенно промысел расширился: в 1840-е годы на территории восьми селений, а во второй половине 1870-х годов охватил не только Подольский, но и Верейский, Дмитровский, Звенигородский и Серпуховский уезды. В 43 селениях кружевоплетением были заняты 646 мастериц. Лучшими все-таки оставались подольские мастерицы. Исключительно многопарное, с цветочными рисунками на тюлевом фоне, с самыми тонкими решетками, со сканью обводом, их кружево очень красиво. Мастерство подмосковных мастериц великолепно. В магазинах того времени их изделия было найти трудно. Они почти целиком шли в бельевые мастерские Москвы. На заказ плетеи выполняли узоры 150-200 парами коклюшек. Образцы такого кружева не сохранились, но можно представить, какое это было богатое и изящное по орнаменту рукоделие. Единственным недостатком, как и во многих других местностях, являлось плетение из хлопчатобумажной нити.
Названия, которые кружевницы давали своим узорам, не всегда понятны. Например, «пера» состоит из волнистой гирлянды листьев, с нее свисают стебли цветов, а на фоне в промежутках расположены фигурные розетки. Более понятно название узора «цветы»: ими, словно полураскрытыми, обведенными цепочкой скани, с фигурными черенками, образованы зубцы края. На фоне даны дополнительные детали, легкие, сквозные. Все перечисленные рисунки происходят из одного источника — «малин».

1880-е гг., Московская губерния, Подольский уезд, с. Васюнино

1880-е гг., Московская губерния, Подольский уезд, с. Васюнино

1880-е гг., Московская губерния, Подольский уезд, с. Васюнино

1880-е гг., Московская губерния, Подольский уезд, с. Васюнино

Большое распространение в промысле получило и кружево с традиционным геометрическим орнаментом, узоры, которых встречаются в изделиях мастериц из различных мест России. Мотив «корабли» похож на рязанский с тем же названием, но проще и ближе к тому, который в Рязани назывался «полукорабли». Еще более прост узор «шашки». Узор «колеса» состоит из больших колец, соединенных в виде цепочки, с насновочной звездочкой внутри, то есть представляет собою разновидность гипюра. В XIX веке Московская губерния стала средоточием производства металлического кружева в трех уездах — Звенигородском, Верейском и Дмитровском. Подмосковный промысел, как и многие другие центральные производства, заглох в годы первой империалистической войны.

Калужская губерния

Конец XIX в., Калужская губерния

Конец XIX в., Калужская губерния

В соседней с Московской Калужской губернии плели кружево в Боровском, Жиздринском, Козельском и Тарусском уездах. Они того же типа, что и московское: та же тонкость, то же предпочтение отдается тюлевому фону, те же легкие цветочные узоры. Многие образцы просто повторяют московские. Есть и геометрические узоры, но они сопровождаются какими-либо схематическими растительными элементами. Основной эффект таких изделий составляет игра решеткой разной плотности или рисунка. Специального интереса калужское кружево не представляют. Кое-где здесь и сейчас плетут для собственного употребления несложные рисунки.

Новгородская губерния

В Новгородской губернии кружевоплетение было освоено в городе Белозерске еще в конце XVIII века. Среди предметов, украшенных кружевом, выделяются полотенца. Кружево применяли и на свадебных простынях, причем использовали чаще всего как завершающий элемент строчевых подзоров. Именно такую роль играл кружевной край на великолепном подзоре, который, видимо, плели в начале освоения сцепного способа, на рубеже XVIII и XIX веков.
Каждый зубец здесь совершенно отделен от других смежных, только снизу проходит соединительная полоска, не входящая в узор. Промежутки между зубцами заполнены нейтральной решеткой, но их рисунок наряден, затейлив. Мотив как бы свисающего растения закончен трилистниками, а ветки превращены в прихотливые завитки. Так же прихотливо вьется полоска полотнянки вверху. Эти прекрасно прорисованные зубцы словно бы провисают, не поддержанные связующими деталями. Очевидно, исполнительница имела только их сколок и не смогла сделать промежуточную фигуру. В других подзорах этого недостатка нет, зато рисунок зубца более прост.

Конец полотенца

Конец полотенца Первая половина XIX в., Новгородская губерния, г. Белозерск

Не менее хорош и узором, и материалом, и работой конец белозерского полотенца сложного состава, включающего законченную по композиции прошву, край и две узкие вертикальные прошивки. Вся верхняя часть конца обрамлена розовой шелковой лентой. Тонкая льняная, шелковая и металлические нити выявляют прекрасный рисунок, воздавая в целом на редкость гармоничную вещь.
Мотивы узора прошвы — цветущие вертикальные стебли двух разных силуэтов — центрального и боковых, плотно примыкающих друг к другу. В зубцах края — вариант одного из них, расширенный и укороченный, свисающий вершиной вниз. Между этими стеблями в местах соединения зубцов помещены небольшие ветки с цветком и парными листьями. Зубцы обведены тончайшими фестончиками-петлями, в чем нельзя увидеть типичного вологодского приема. Узкие вертикальные прошивки — плотного геометрического рисунка.

Вторая половина XIX в., Новгородская губерния, г. Белозерск

Вторая половина XIX в., Новгородская губерния, г. Белозерск

Двух этих примеров достаточно, чтобы убедиться, на какой большой высоте находился художественный уровень белозерского сцепного кружева, но и менее значительные вещи выполнены превосходно. На протяжении XIX века в многопарном плетении появились новые рисунки. Их было много, в том числе геометрические: «русское» — из шестиугольных и ромбовидных розеток; так называемый «гипюр с листиком» в виде кольца со звездой из насновок внутри и другие. Плели в Белозерске и численное кружево с «денежками», волнистыми волосками и прочими традиционными народными мотивами.
Во второй половине XIX века здесь образовался промысел, в значительной степени связанный с ликвидацией помещичьих мастерских. Бывшие крепостные не только сами плели кружево на продажу, но и обучали своему искусству горожанок из среды мещан и обедневшего купечества. В самом городе в 1880-е годы насчитывалось около 300 кружевниц.

Конец XIX в., Новгородская губерния, г. Белозерск

Конец XIX в., Новгородская губерния, г. Белозерск

Раньше крепостные плетеи работали на привозном материале: помещики выписывали льняную пряжу из Голландии и Бельгии. В промысле ее заменила хлопчатобумажная, что сразу сказалось на качестве кружева. В связи с предстоящей в 1873 году Всемирной выставке в Лондоне белозерская жительница А. Г. Надпрожская заранее приобрела в Петербурге и Москве хорошую пряжу, произвела отбор лучших местных сцепных рисунков, сделала заказы опытным кружевницам и с помощью петербургского технического общества отправила белозерское кружево в Лондон. В 1874 году жюри выставки наградило представленные работы бронзовой медалью. Качество изделий стало настолько высоким, что помимо столицы и близлежащих городов — Вытегры, Череповца, Кириллова — довольно много белозерского отсылалось за границу.
В Новгородской губернии были и другие места кружевного производства. В городе Кириллове и его районе до сих пор существует промысел. Он развился под сильным влиянием вологодского, поэтому в ранних работах середины XIX века трудно бывает выявить особенности кирилловского плетения. Только менее интересная композиция, менее эластичная полотнянка да довольно скупые по рисунку фоны отличают его от рядовых вологодских вещей. В начале XIX столетия в Кириллове исполнялось сцепное кружево, хотя и не тонкое, но с хорошими растительными формами зубцов.
И впоследствии основным способом плетения оставался сцепной, или, как говорили сами кружевницы, «по-косыношному», так как многие селения специализировались на изготовлении этих популярных головных уборов. На языке кружевниц парный способ плетения назывался «по иначе», то есть не «косыношный», не сцепной. Но и в нем обходились всего 8-10 парами коклюшек. Кирилловское кружево за последние 100 лет не отличалось ни сложными, ни особенно изысканными рисунками. Но оно имело крепкие традиции и находило постоянных ценителей в народной среде. В Крестецком уезде Новгородской губернии, этом средоточии новгородской строчки, занимались и кружевом, хотя не в той мере, как вышивкой. Многие крестецкие сцепные узоры достаточно широки, по 10-16 см, с развитыми растительными мотивами или крупными геометрическими фигурами.

Вологодская губерния

Как центр производства кружева в России наиболее известна Вологда. Под названием «вологодское» часто подразумевалось русское кружево вообще. Между тем рязанские, тверские, орловские плетеи создавали работы исключительной красоты и вполне могли оспаривать у Вологды первенство в этом смысле. И по времени возникновения кружевоплетения ее оставляют позади галичские и калязинские мастерицы. Начало изготовления кружева здесь, как и во многих других местах России, связано с крепостными мастерскими. Почти у каждого мало-мальски зажиточного помещика плели кружево, и подражали иноземному.

Часть подзора

Часть подзора. конец XVIII в., г. Вологда

Самый старый предмет вологодской работы сохранился в виде куска от подзора с прошвой парной техники и сцепным краем. Они соединены узкой проставкой из полотна. Узор прошвы — парные завитки и кружочки — маловыразителен, но отчетливо выделяется на решетки «пять дырочек». И сам узор, и решетка заимствованы. Почти тождественно им кружево, которое происходит из Германии и относится к XVII веку. Но немецкий образец чрезвычайно тонкий, и рисунок плохо различим. В вологодской прошве нить намного толще. Узор получился четким и в целом гораздо сочнее своего прототипа. Край составляют весьма схематичные растительные мотивы: цветок типа тюльпана и лапчатый шестидольный. Они чередуются между собой и свисают вниз. Изгибающаяся полоса полотнянки обильно украшена дырочками-закидками, которые расположены неравномерно, создавая фактурное разнообразие: более крупные — в ряд по одной, мелкие — в два ряда, дробя полотнянку, облегчая ее. На вершине каждого тюльпана она переходит в решетку. Фона нет. Его заменяют сквозные пустоты на поворотах полосы. Заканчивает край узкая, прямая полоска с петельками снизу. Этот прием был в употреблении в XVIII и первой половине XIX века. Все особенности построения узора и самого плетения указывают на XVIII век.

Конец XVIII – начало XIX в., г. Вологда

Конец XVIII – начало XIX в., г. Вологда

Почти столь же ранним является кружевной край, в котором зубцы имеют вид свисающего цветка и обведены снизу вилюшкой. В некоторых промежутках намечается появление решетки. Прошва подзора также не имеет решетки. Ее заменяют плетешковые звездочки. Растительные фигуры узора извиваются мягко, образуя закругленные петли. Для вологодского сцепного кружева конца XVIII и начала XIX века типична такая густота рисунка.
Подлинным отличием вологодских сцепных зубцов является обводка снизу. Она может быть не только плоской, а имеет разные формы, но обязательность обводки отличает вологодское сцепное кружево во все времена, пока устойчиво сохраняются местные особенности.

1840-е гг., Вологодская губерния, Кадниковский уезд, д. Борок

1840-е гг., Вологодская губерния, Кадниковский уезд, д. Борок

Когда в вологодском кружеве стали употребляться фоновые решетки? Подзор из деревни Борок Кадниковского уезда, сделанный не позднее 1840-го года. В его прошве уже есть решетка и на фоне, и в заполнении фигур, выплетенная одними насновками, которые помещены то рядами, то в клетку, то в виде звездочек. В крае фон плетешковый. Насновочная решетка тяжеловата, и поэтому полотнянка узора не разбивается разделками, что могло привести к дробности силуэтов изображенных здесь павы и деревьев. Вертикаль стволов подчеркнута расположением звездочек одна над другой. Пава сохраняет все свои основные признаки, сохранившиеся в двустороннем вышивании: у нее хохолок, поднятое крыло, развернутый хвост, массивные лапы, плоскостная трактовка силуэта. Перья хвоста, как и в вышивке, украшены звездочками. Двустороннее шитье было широко распространено в сельских местностях Вологодской губернии, и оказало влияние при создании мотива павы в сцепном кружеве.
Кружево с павой такого же типа, но не в прошве, а в крае, вписанном в его зубцы, интересно расположением лап. Они не стоят прямо, упираясь в кромку прошвы, а подобно форме зубца повернуты углом и более короткие.
Края двух подзоров схожи наличием обводок зубцов, хотя и разными приемами, плетешковой решеткой фона, растительным мотивом внутри зубцов. В первом варианте он свисает, пара округленных листьев словно обнимает цветок. Такой зубец часто встречается в местном кружеве первой половины XIX века. Во втором — ствол направлен кверху, вверх подняты листья-ветки, обозначена вершина: это не цветок, а дерево. Оба зубца просты по рисунку. В вологодских мотивах деревьев различий больше, чем в мотивах птиц, но и в них наблюдаются одинаковые формы.
Скань, проложенная по самой полосе полотнянки, образующей узор, является особенностью сцепного кружева XIX века. В Вологде позднее других, ближе к середине столетия, обратились к этому приему. Рельеф возник, но фоны не стали прозрачными, плетешок и насновки все еще тяжелы по фактуре, решетки густые. Скань «елочкой», введенная в полотнянку второго подзора, помогает отнести его к середине XIX столетия.
Невозможно установить, каким образом reticella под местным названием «вологодское окно», а позднее «вологодское стекло» возникла на вологодской земле.
Если основная часть русского кружева указанного времени была цветной или имела цветную обводку сканью, то вологодское почти всегда белое. В виде исключения исполнялось целиком цветное, с металлической сканью. В нем нет разнообразия используемых материалов. Идущая на плетение пряжа — домашнего изготовления, хорошего качества, но не тонкая. Этим в значительной степени объясняются изменения, вносимые мастерицами в кружевные узоры-образцы, многие из которых, особенно иностранные, выполнялись из чрезвычайно тонкой нити. Благодаря своей пряже вологодские изделия славились прочностью. В самом городе Вологде плели более сложное кружево: или целые предметы, или широкое мерное (около 40 см шириной), которое требовало до 300 пар коклюшек и соответственно отличного мастерства.
К середине XIX века относится прекрасное сцепное кружево с решетками из шелка нежных тонов и металлической пряденой нити. Его происхождение не совсем ясно, но безусловно связано с городской культурой. Скорее всего оно плелось в Вологде, ибо зачастую сопровождает вологодские строчевые подзоры. Особенно хороши крупные вещи этого типа, и все же наличие цветных решеток делает его для Вологодской губернии исключительным.
Парное кружево больше подвергалось износу, поскольку оно связано с носильными вещами. Может быть, и поэтому старинных узоров этого рода, происходящих из города, не сохранилось.
Начиная с 1820-х годов плетение распространяется все шире, оно охватывает Вологодский, Грязовецкий, Кадниковский, Тотемский уезды. Многие узоры в деревнях бывшего Кадниковского уезда сильно напоминают характер тонкого кружева со сканью, образующий силуэт мотива.
Основой вологодского промысла было мерное кружево. Преобладало парное плетение и геометрический орнамент. Зато в нем проявилась бесконечная изобретательность мастериц. Выбрав один из известных мотивов (фигуру в виде угла, наклонную полоску с загнутыми концами, прямоугольник), плетеи создали бесчисленные вариации его расположения в сочетании с немногими другими элементами.

1913 г., Вологодская губерния

Пальто. 1913 г., Вологодская губерния

Территории уездов Вологодской губернии весьма обширны, в них образовались своего рода микрорайоны с излюбленными узорами и привычными изделиями. В Вологодском уезде на севере имелось парное и сцепное кружево, несложное, с использованием не более 30 пар коклюшек. Главным образом здесь плели косынки. В Пустораменской области предпочитали узкое парное кружево. В изделиях села Янгосори Пропадинской области узоры более сложные: «двойные колеса» требовали уже около 40 пар коклюшек. В устье реки Кубены предпочитали плести вставки. На Кубенском озере, в селе Кубенском и Новленском и в окрестных деревнях преобладала сцепная техника. Изготовляли целые вещи: предметы одежды, покрывала, накидки, дорожки.
В работах из Кадниковского уезда сильно сказывалось влияние помещичьих мастерских. Здесь встречается цветная скань, в которой виден отголосок сканых узоров первой половины XIX века. И орнамент восходит к условно растительным мотивам того же времени. Сложные многопарные узоры широкого мерного кружева 15-20 см шириной здесь делали еще в начале ХХ века. Для их исполнения требовалось 70-90 пар коклюшек. Это много для деревенского кружева. Оно отличалось от того, которое шло на продажу, прежде всего рисунками, наиболее изобразительными из вологодских. Орнамент состоит из традиционных мотивов — птиц, деревьев, двуглавых орлов. Фигуры выплетены полотнянкой, обведены толстой сканью, внутри украшены сквозными розетками. Ячейки простой решетки крупны, благодаря чему фон прозрачен и узор виден отчетливо.
Такое прекрасное чисто русское кружево, сделанное «про себя», как говорят вологжанки, предназначалось для отделки женских нижних юбок. Кружевная прошва помещалась между двумя широкими разного типа ткаными проставками, с мелким рисунком в несколько цветов. Кружево, оказываясь в таком окаймлении, еще больше играло своей белизной и ажурностью. Подол заканчивался подобным же кружевным краем, реже оборкой. Юбками дорожили, ими гордились и не упускали случая похвалиться.

Начало XX в., Вологдская губерния, Кадниковский уезд, Двиницкая волость

Начало XX в., Вологдская губерния, Кадниковский уезд, Двиницкая волость

Конец XIX в., Вологдская губерния, Кадниковский уезд

Конец XIX в., Вологдская губерния, Кадниковский уезд

В геометрическом вологодском орнаменте XIX века преобладало плетение сеткой, облегчавшее плотный рисунок. Непосредственное воздействие на большинство рисунков многопарного кружева скорее всего оказало крестьянское ткачество. В нем были разработаны и комбинации различных элементов узора, и композиции в целом задолго до того, как плетение кружев широко проникло в сельские местности. В деревне Чирково, напротив Усть-Кубенского занимались строчевыми работами. В них видно воздействие кружевных геометрических узоров. Редкое явление, но оно объяснимо: вышивальщица жила среди кружевниц.

Конец XIX в., Вологдская губерния

Конец XIX в., Вологдская губерния

XIX в., Вологдская губерния

XIX в., Вологдская губерния

В самом конце XIX века многие рисунки русского кружева стали перемещаться из одной области в другую, в зависимости от спроса. К такому занесенному рисунку относится красивое кружево, состоящее из колец с накладными венками из насновок и розетками внутри колец. Его плели в Орловской губернии. В это же время традиционное белое вологодское кружево все чаще оживляется цветной сканью, а в отдельных случаях исполняется целиком. Воздействие вологодских художественных традиций несомненно. Оно явно сказалось в искусстве кирилловских, захожских и костромских мастериц русского кружевоплетения.

Петербургская губерния

В ряде уездов плели Петербургской губернии численное кружево для собственных нужд. Плели его и в Захожской области Новоладожского уезда, но на свой манер. Захожские края для полотенец и простыней имели крупные декоративные зубцы. Часто понизу их заканчивали решеткой, что не встречается нигде, кроме Захожья. Но многие узоры были близки деревенскому кружеву других мест, родственному по технике исполнения.
С 1870-х годов кружево в Захожье становится предметом сбыта. Крестьянки из наиболее зажиточных семей собирали все выплетенное и уносили к торговцам-скупщикам. Те давали им крайне низкую цену, а сами продавали захожские изделия вместе с вологодскими, получая таким образом большую прибыль. Вот почему в торговле не существовало названия петербургского или захожского кружева, и оно осталось совершенно неизвестным исследователям.
С началом торговли захожские кружевницы оказались втянутыми в требования рынка. В это время в моде были сцепные гипюры. Но как их плести, здесь понятия не имели, и пришлось плетеям своим умом доискиваться до этой техники. Сколки появились только в 1890-е годы. Пользуясь сперва только рисунком, кружевницы не могли по нему продолжать дальше работу, и потому были вынуждены плести в обратном направлении. Получалось два-три слоя кружева, один над другим. Такой способ возник от незнания правильного приема, но сохранился в Захожье как привычный.

Платье детское

Платье детское. 1902 г., Петербургская губерния, Царскосельский уезд, с. Рождествено. Школа кружевниц 

Долгое время не могли понять, как плетется насновка. Раньше ее совсем не знали, и пробовали плести на раздвинутых пальцах, без коклюшек. Насновка потеряла свою плотность, четкость формы, получалась рыхлой, расплывчатой. Ей дали новое имя — «лепешка». Потом овладели правильным приемом исполнения, но название и мягкая форма остались как особенность местного кружева.
В Захожье плели из домашней льняной нити, довольно толстой. В последней четверти XIX века лен был вытеснен фабричной хлопчатобумажной нитью. Совсем не употреблялось здесь сетчатое плетение. Его заменяла полотнянка в перевив пар — «перевивка».
Характер захожского кружева рассчитан преимущественно на исполнение отдельных предметов большого размера: покрывал, накидок на подушки, женских платьев и пальто, шарфов и косынок. Мерное кружево используется в качестве подвесов-подзоров к постелям и койм в крупных вещах. Узоры составляются из совершенно определенных неизменяемых во времени крупных элементов. Они могут существовать как самостоятельный узор мерного кружева, использоваться одиночно в качестве вставки, сочетаться с несколькими другими, образуя более сложную композицию. Некоторые комбинации стали устойчивыми и получили свои названия.
Среди деталей узора наиболее многочисленна группа так называемых «носочков», то есть волнистой полотнянки. Полотнянка имеет необычное название — «точевцо», от слова «точево», что означает холст. Все эти особенности языка захожских кружевниц указывают на связи местного населения с культурой Новгорода.
В ряде фигур «носочки» соответствуют вологодской «вилюшке». Именно «вилюшкой» и является простейший элемент этой группы, имеющий два варианта: в виде обычной плотной и перевитой полосы. Последняя называется «носочки в завив». Далее следуют фигуры в два и три «носочка», то есть две или три параллельно расположенные волнистые полосы с насновочными звездочками или решетками между ними. Мотивы на одно или два «коленца» представляют собой удлиненные горизонтальные полосы с отворотами в виде зигзага. «Носочки» используются чаще в форме края «коленца» большей частью в прошвах. «Новинская» клетка придумана плетей из деревни Новинка. Две волнистые полосы образуют в ней цепь медальонов с насновками внутри. Промежутки заполняются звездочками. Последний мотив этой группы называется «ухватом» — это обращенные то вверх, то вниз петли, соединенные изогнутыми полосами. В петлях обычно помещается насновочная розетка.
Вторая группа узоров состоит из четырех вариантов мотива насновочной звездочки. Самый старинный из них — петлевидные изгибы полотнянки со звездочкой в каждом. Но в Захожье зубец сперва создавался двумя рядами плетешковых петель, а не полотнянкой. Другой вариант схож со многими мотивами раннего этапа народного сцепного кружева — вологодского, тверского и других. Это фигура крюка с волнистым нижним краем, она также обведена решеткой, которая и образует контур зубца. Мотив называется «вьюнком». К началу ХХ века относится вариант с зубцами, рожденными уже самой фигурой крюка. Наиболее сложный рисунок во второй группе — «четыре звездочки». В нем мотив трилистника заключен в петлю, и весь зубец обрамлен волнистой полосой в семь «носочков». Его украшают 4 насновочных звездочки. Этот узор предназначался для подолов передников. Звездочки делались цветными в соответствии с цветом ткани передника, но предпочтительно красными.

1938 г., Ленинградская область, Киришский район, д. Дуняково

1938 г., Ленинградская область, Киришский район, д. Дуняково

Более разнообразные мотивы третьей группы отвечают форме края. «Лопаточка» появилась еще XIX веке. Она была проста: зубец имел треугольную форму, внутри его заполняла плетешковая, а в закраине сверху — простая решетка, верх зубца был волнистый. Вариант деревни Дубняги «лопаточки» усложнен: зубец состоит из трех пальцевидных отростков и принял прямоугольную форму; между зубцами — красивая решетка в виде рядов парных насновок, соединенных плетешком. Остальные мотивы этой группы — «большие круги», «круг в обратную сторону», «кружок», «круг и лапы», «круги и листья», «медвежья лапа», «курья лапка» — близки между собою и являются разновидностями кружева, существующего в других местностях. Все варианты кругов представляют собой волнистые розетки на стебле, а «лапы» — трилистники или пяти — и семидольные лапчатые фигуры, напоминающие листья. Очень красив мотив «круги и листья», где розетка «большого круга» дополнена симметричными зубчатыми ветками.

1938 г. (повторение узора конца XIX в.), Ленинградская область, Киришский район, д. Новинка (бывшая Захожская волость Петербургской губернии)

1938 г. (повторение узора конца XIX в.), Ленинградская область,
Киришский район, д. Новинка (бывшая Захожская волость Петербургской губернии)

«Медвежья лапа» первоначально называлась «двойным сцепным». Название стало устойчивым, так как мотив зрительно напоминал медвежий след. Особенностью захожского варианта является непременное соединение сцепом одной «лапы» с другой. В настоящее время часто вводят между ними какой-нибудь дополнительный элемент, что сильно меняет силуэт рисунка.
В четвертую группу захожских узоров входят три мотива развитого сцепного кружева. Первое название — «серебрянское», оно четко по рисунку, разнообразно по фактуре. В мягких изгибах полотнянка переходит в свою разновидность, по вертикали в промежутках помещены насновочные звездочки. В деревне Дуняково возник мотив, названный плетеями «нашим», то есть дуняковским. Он самый сложный в захожском кружеве и, вернее всего, является результатом коллективного творчества. Мотив «новинское» выплетен кружевницами деревни «Новинка». В основу его в начале ХХ века был взят мотив из вологодского покрывала. «Серебрянское», «наш» и «новинское» — три наиболее сложных мотива захожского кружева, дающие богатые каймы покрывал, накидок и других кружевных изделий. Они всегда имеют форму края.

1953 г., Ленинградская область, Киришский район, д. Дуняково (бывшая Захожская волость Петербургской губернии)

1953 г., Ленинградская область, Киришский район, д. Дуняково (бывшая Захожская волость Петербургской губернии)

1938 г. (повторение узора конца XIX в.), Ленинградская область, Киришский район, д. Дуняково, (бывшая Захожская волость Петербургской губернии)

1938 г. (повторение узора конца XIX в.), Ленинградская область, Киришский район,
д. Дуняково, (бывшая Захожская волость Петербургской губернии)

Узоры в захожском кружеве складывались соответственно кругу изделий. В каждом случае композиция строилась свободно, кружевница как бы собирала ее из готовых элементов. Геометрические рисунки составлялись из мотивов первой группы, растительные — из второй, и, главным образом, из третьей. Все сочетания совершенно свободны.

Жакет

Жакет. Начало XX в., Петербургская губерния, Новоладожский уезд, Захожская волость

О свободе композиционного построения в местном кружеве говорит разнообразие решений и тех же головных косынках, одном из основных предметов захожского производства. В предметах одежды, выкройки, которых доставляли скупщицы, применялась такая же свободная компоновка узоров, как и в косынках. Наиболее эффектный растительный орнамент украшал спину, на полах он имел более просто рисунок, на боках зачастую сводился к простейшим мотивам. Весьма изобретательно из многообразных элементов составлялась крупная условная фигура цветущего растения, которая являлась основой узора. Розетка «большой круг» могла в одном случае служить зубцом, а другом — цветком, в третьем из «кругов» состоял стебель растения. На косынках и шарфах подобный растительный узор развертывался по горизонтали.
В художественном отношении захожские узоры представляли собою особую группу русского декоративного кружева, чисто народную, исключительно орнаментальную, не выходящую за пределы геометрического и сильно обобщенного растительного рисунка. Замкнутость в узком круге впечатлений, отсутствие обмена опытом работы и эстетическими впечатлениями, сравнительно недолгое существование промысла не позволили захожским кружевницам в конце XIX и начале ХХ века создать орнаментальные композиции изобразительного характера, которые столь обычны в большинстве типов русского кружева. Здесь почти совсем не была освоена парная техника плетения. Тем не менее, в начале ХХ века в Захожье сложился коллектив опытных профессиональных мастериц, чуждый модернистическим влияниям, исходивший от земских организаций, способный при надлежащих условиях и руководстве к созданию значительных художественных произведений.
Помимо Захожья в Петербургской губернии кружевоплетением занимались также и в Царскосельском уезде, где в селе Рождествене с 1893 года существовала школа кружевниц.

Вятская губерния

Во второй половине XIX века кружевной промысел возник в Кукарской слободе Яранского уезда Вятской губернии. Кукарка находится на реке Пижме, недалеко от ее впадения в Вятку. Обитатели Кукарки занимались разными ремеслами и торговлей, в том числе и плетением кружева.
Приблизительно в 1840-е годы сюда попало сцепное кружево из Великого Устюга, то есть вологодское. Опытные мастерицы сумели его воспроизвести. В первый раз, встретившись со сколками и сканью, освоившись понемногу, стали сами варьировать рисунки.
Такое кружево находило сбыт и за пределами губернии. К началу 1870-х годов кукарское кружевоплетение по объему обогнало вологодское, и заработки кукарянок были выше, чем у вологжанок. Воротнички, галстуки, рукавчики, косынки, головные сетки, пелеринки, салфеточки, оплеты носовых платков, прошивки для постельного белья и другое мерное кружево — все освоили кружевницы. Плели из льняной и черной шелковой нити. Последняя служила главным образом для головных косынок.

Начало XX в., Вятская губерния, Яранский уезд, слобода Кукарка

Начало XX в., Вятская губерния, Яранский уезд, слобода Кукарка

Распространение кукарское кружево получало через скупщиц. Собственных традиций в местном кружевоплетении не было: его художественному стилю не на чем было формироваться. Поневоле кружевницы шли по пути заимствования, не придерживаясь одной, какой либо традиции: это был ярославский узор, то ростовский, то торжковский, то даже елецкий. Именно в Кукарке привились, а частью именно здесь были созданы в начале ХХ века те новые сцепные узоры, где намечается тяга к менее условным растительным формам, с одной стороны, и облегченным формам — с другой. Элементы в них соединяются не столько решетками, столько изломанными стеблями или так повернутыми цветочными мотивами, что они сами образуют единую связь фигур. Именно за свою «проемность» наиболее был принят фон «ростовский крест». Кукарское кружево отличается обилием этих новых рисунков и новыми техническими приемами. В частности, в нем очень часто применяется пересечение полосы полотнянки. Она составляет настоящие цепи из петель такой завернутой полосы. Этим приемом заполняется фон, создаются венчики цветов или завершаются зубцы.

Конец XIX - начало XX в., Вятская губерния, Яранский уезд, слобода Кукарка

Конец XIX - начало XX в., Вятская губерния, Яранский уезд, слобода Кукарка

В 1893 году в Кукарке открылась школа кружевниц. С конца 1890-х годов одно за другим начинают работу ее семь отделений. Кукарская школа давала блестящие навыки в технике плетения. Ученицы получали основы рисунка и композиции. Из этой школы вышло немало мастериц, ставших впоследствии прекрасными педагогами в других местностях.
Перед началом первой мировой войны кукарское кружево уже вывозилось в ряд стран — Англию, Голландию, Швейцарию, США. В 1880-х годах промысел охватил и Слободский уезд Вятской губернии.

Тульская губерния

В Тульской губернии существовало два центра кружевоплетения, и соответственно два типа кружева — белевское и одоевское. Расцвет белевского относится к 1840-м годам. Лучшее изготовлялось в уезде, по деревням у помещиков. Оно было многопарным, тонким, некоторые рисунки схожи с блондами, хотя выполнялись в льняном, а не в шелковом материале.

1880 г., Тульская губерния, г. Белёв

1880 г., Тульская губерния, г. Белёв

В самом городе Белеве для себя плели мерное, так называемое «верховое» кружево специально для столового и постельного белья. Лишь со временем стали делать целые вещи, но мелкие — воротники, оплеты носовых платков, иногда и предметы одежды.
В конце века распространилась и сцепная техника плетения. В 1880 году в городе вместе с уездом насчитывалось 2000 кружевниц. Эта цифра не идет в сравнение с объемом производства прославленных русских промыслов, например, орловского, но белевское кружево постоянно поставлялось в Москву. Узоров в нем было мало, и все они были просты.
Помимо дворовых кружевниц и горожанок, плели кружево и в близлежащих монастырях. Но монастырские плетеи следовали не местным, а мценским образцам.
Что касается Одоевского уезда Тульской губернии, то мы уже знаем о производстве кружева в имении Соковнина. Во второй половине XIX века не без влияния мастерских в уезде сложился промысел. В самом городе Одоеве преобладало сцепное плетение. Городские плетеи брали за образец белевские узоры, хотя под названием «белевский манер» встречаются весьма различные рисунки. Их объединяет лишь сцепная техника.

1880-е гг., Тульская губерния, Одоевский уезд, слобода Челюсткина

1880-е гг., Тульская губерния, Одоевский уезд, слобода Челюсткина

Сухарница

Сухарница. 1880 г., Тульская губерния, г. Одоев

Промысел в городе сложился случайно. В связи с изменением семейных обстоятельств в 1880 году торговка белевским кружевом Дронова оставила это занятие и послала в Белев старшую дочь учиться плести и делать сколки, жабо которая, быстро усвоив все, обучила сестер и знакомых девушек. Это и положило начало промыслу, который процветал 21 год. Из Одоева кружевоплетение было занесено в деревню Кокурино, где плели 15 мастериц. Особой оригинальностью, выделившей его среди других центров русское кружево, тульское кружево не отличалось. Как белевский, так и одоевский промыслы существуют и поныне.

Нижегородская губерния

Балахна — торговый и ремесленный город Нижегородской губернии — издавна славилась своими гончарами, плотниками и резчиками. Половина всего женского населения плела кружево. Кружевоплетение в этом городе, видимо, рано стало ремеслом. В первой половине XIX века здесь уже сложился свой тип сцепного кружева. Сами мотивы его узоров не выделяются оригинальностью: это все те же павы, орлы, цветущие деревья, только их очертания четки, силуэты изысканны. Нигде нет и такого разнообразия в формах деревьев. В балахнинском кружеве ритмично расположение ветвей и цветов с характерными загнутыми концами листьев. У орлов ясно обозначены перья и выражен взмах самого крыла. Павы или твердо опираются на ноги, или вытягивают их вперед, словно при взлете, одна нога бывает приподнята. Туловища у пав короткие, даже прямоугольные.

Конец назеркального полотенца

Конец назеркального полотенца. Первая половина XIX в., Нижегородская губерния

Большое внимание плетеи уделяли разработке решеток. Опознавательным признаком балахинского сцепного кружева является не просто применение различных решеток в одном предмете, а явное преобладание насновочных. Причем насновки отличаются своей конфигурацией: есть овальные, квадратные, треугольные, собранные в розетки, образующие клетки, в виде зигзагов и параллельных полос. Своеобразны и плетешковые решетки, они обильно украшены петельками и представляют собой то поле сквозных овалов, то косую клетку, то подобие чешуек. Со второй половины XIX века употребляются элементы решетки «ростовский крест». Скань предпочитается витая. Все это кружево — льняное. Оно служило для подзоров праздничных простынь и состояло из широких прошв краев разных рисунков, разделенных проставками лент или набивной льняной ткани. В качестве завершения встречаются не льняные, а металлические края. Подобное нарядное кружево было домашним и не шло в продажу. Его исполнение ограничено первой половиной XIX столетия, так же как это было и со сцепным кружевом.

Первая половина XIX в., Нижегородская губерния, г. Балахна

Первая половина XIX в., Нижегородская губерния,
г. Балахна

Первая половина XIX в., Нижегородская губерния, г. Балахна

Первая половина XIX в., Нижегородская губерния,
г. Балахна

Многопарное кружево Балахны не однотипно. Различие в сложности его узоров велико: в одних употребляется всего 15, в некоторых — 200 пар коклюшек. Оно плелось из шелковой нити золотистого или черного цвета. Со временем появилась тонкая хлопчатобумажная пряжа. Очень редко используется льняная. Именно многопарное кружево стало основой сложившегося здесь в середине XIX века промысла. Он продлил существование тонких типов узоров, подражавших кружеву «малин», «шантильи», блондам.

1880-е гг., Нижегородская губерния, г. Балахна

1880-е гг., Нижегородская губерния, г. Балахна

Конец XIX в., Нижегородская губерния, г. Балахна

Конец XIX в., Нижегородская губерния, г. Балахна

Наряду с ветками розы и другими цветочными мотивами, типичными для этих изделий, в Балахне делали и геометрические, такие же тонкие, в виде цепей, ромбов, кругов или овалов, образованных сканью, с розетками и решетками внутри них. Подобные узоры известны нам по елецкому кружеву. У тех и других источник один, но в манере исполнения и в излюбленных деталях различие есть.

Конец XIX в., Нижегородская губерния, г. Балахна

Конец XIX в., Нижегородская губерния, г. Балахна

Широк набор предметов, которые выплетали мастерицы Балахны: шарфы, косынки, наколки на голову, оплеты носовых платков, воротники, части женских платьев, хотя основную долю составляло мерное кружево разных рисунков. Во всех этих рисунках сказался большой как технический, так и чисто художественный опыт, выразившийся в умелом использовании накопленных технических приемов. В черных шелковых косынках фон тонкий, прозрачный. На нем очень узкой и очень плотной полотнянкой четко рисуются свободно брошенные ветвистые стебли с многочисленными цветами типа розы, сплетенными так же плотно, только их сердцевинки сделаны сквозными. Силуэтом хорошо выявлена форма каждого цветка. Их сопровождают другие, мелкие, в виде розеток, круглых дырочек и сплошных тонких цветочных кистей. Весь этот богатый набор входит в верхнюю часть букета. Снизу четыре крупных зубчатых листа создают ему весомую опору. Большие размеры листьев облегчены приемом заполнения. У них плотны только контуры, внутри же листья прозрачны, причем в нижних решетка из паучков имеет местами различную плотность, что дает кружеву игру светотени.
Балахна славилась исполнением блонд, долго сохранявших характер узоров XVIII века с их фигурными медальонами, завитками рокайль, цветочными гирляндами и решетками из полос полотнянки, с тончайшим тюлем фона. Примером может служить воротник первой половины XIX века. Его узор состоит из плоских завитков разного рисунка, изогнутых листьев и различных решеток. Более крупные детали обогащены закидками, а узор в целом — введением золото скани. По верхней кромке кружева пришита золотная тесьма. Несмотря на ясно выраженный характер стиля рококо, употребление местами сетчатого плетения заставляет отнести этот воротник к XIX столетию.

Середина XIX в., Нижегородская губерния, г. Балахна

Середина XIX в., Нижегородская губерния, г. Балахна

Середина XIX в., Нижегородская губерния, г. Балахна

Середина XIX в., Нижегородская губерния, г. Балахна

Промысел не был сосредоточен в одном городе Балахне, он распространился и по Балахнинскому уезду. Первоначально в нем работали бывшие крепостные кружевницы. Их навыки вполне соответствовали характеру балахнинского кружева. Недаром «балахонским манером» назывались тонкие тюлевые узоры. Сейчас в Балахне плетут лишь отдельные любительницы этого искусства.

Казанская губерния

Плетенье кружева девушками себе в приданое в Рыбной слободе Лаишевского уезда Казанской губернии было известно уже в середине XIX века. Рыбная слобода — древнее дворцовое село со смешанным населением. Сюда на Каму еще в XVI веке переселили людей из разных дворцовых сел, для ловли рыбы «на государя». В XIX столетии здесь образовался ювелирный промысел, в котором была занята большая часть мужского населения, не связанного с рыбацким делом, а женщины ткали холсты на продажу. Когда в 1870-е годы лен сильно подорожал, ткачество пришлось оставить, и женским заработком стало изготовление кружева. В 1883 году в Рыбной слободе насчитывалось около 250 кружевниц. 
Они плели из хлопчатобумажной нити одноцветное кружево самого простого рисунка, которое шло на продажу в московские деревни. Однако и более широкое, парное, не отличалось своеобразием: узоров собственного изобретения не возникло. Все они были случайно завезены сюда в разное время. «Пава за павой» — мотивы птиц, расположенных в ряд; зигзаги и ромбы с однообразным заполнением промежутков; простенькие растительные узоры сетчатого плетения не представляют значительного явления в орнаментальном наследии русского кружева. Плетеи не сохраняли сколки, возможно, поэтому искажения рисунков были очень велики.

Покрышка зонтика. Деталь.

Покрышка зонтика. Деталь. 1883 г., Казанская губерния, Лаишевский уезд, Рыбная слобода

В конце XIX начале ХХ века повышением уровня местного кружева занимались два поколения помещиц Донауровых, бывших владелиц села. С конца XVIII века Рыбная слобода стала помещичьей собственностью. Владея рисунком, они делали новые сколки, выписывали из столицы льняную пряжу, наладили сбыт изделий.
Кружево Рыбной слободы конца столетия отличается четким рисунком, преобладанием геометрических узоров. Оно широкое, хорошо выполнено. Льняное, далеко не тонкое, оно приятно и цветом (тремя оттенками белой, суровой и желтоватой нити), и красотой упругого материала. Кружево Рыбной слободы заняло скромное место среди многочисленных типов этого вида русского прикладного искусства.

Белорусская губерния

На Беларуси кружева плелись из золотых и серебряных, а позднее из шелковых и хлопчатобумажных нитей. Их изготавливали сначала в мастерских при монастырях, а с XVIII века — в имениях. 
Во второй половине этого века в д. Городница под Гродно на мануфактуре, основанной Антонием Тизенгаузом, выпускали кружева, созданные по немецким и французским образцам. Орнаментика этих кружев отличалась разнообразием: ромбы, квадраты, полосы, зигзаги, треугольники, кресты, стилизованные цветы, листья, изображения птиц, животных и людей. Чаще использовались белые, бело-красные, и бело-красные-черные изделия из домашней льняной или хлопчатобумажной нити. Многообразие достигалось за счет различной степени ажурности, широкого спектра орнаментальных мотивов — характерных для Беларуси цветовых и орнаментальных решений, поскольку кружева плели «на глаз», без схем и описания, передавая секреты мастерства из поколения в поколение.

Европейское кружево

Кружево, представляющее собой ажурный орнамент, созданный путем различного переплетения нитей и существующий самостоятельно, без какой-либо тканой основы, появилось на рубеже XV и XVI вв. До этого времени в странах Западной Европы были известны различные виды ажурной вышивки, явившейся, по существу, подготовительным этапом в истории развития кружев. Наиболее близким предшественником кружева следует считать ажурную вышивку, выполненную в технике строчки по разреженному полотну. Нитки основы и утка выдергивались таким образом, чтобы образовались сквозные квадратные пространства, отделенные друг от друга рядами невыдернутых основных и уточных нитей, обметанных петельным швом или насновкой. В пределах образовавшейся сетки размещался ажурный узор, обычно геометрический, исполненный иглой петельным швом. Этот вид ажурной вышивки получил название шов по прорези (point coupre), геометрический же орнамент в виде кругов, звезд и розеток известен под названием «ретичелла». Ажурные квадраты подобной вышивки обычно чередовались с четырехугольниками полотна или располагались рядами, образуя длинные сквозные полосы.
Первое кружево имело очень образное название стежок в воздух (punto in aria). Оно уже не имело своей основой ткань, а выполнялось иглой петельным швом по узору, нарисованному на бумаге.
Начиная работу над шитым иглой кружевом, мастерица прокладывала по контурам нарисованного на пергаменте узора толстую нитку, прикрепляя ее мелкими стежками к пергаменту и подложенному под пергамент полотну. После этого все пространство, ограниченное контурной ниткой, являвшейся как бы остовом орнамента, заполнялось петельным швом. Отдельные детали орнамента соединялись тонкими связками, сделанными также петельным швом. Когда работа заканчивалась, между пергаментом и полотном продевались ножницы, наметка разрезалась и кружево отделялось от нарисованного узора.
Одновременно или несколько позже появляется и кружево, плетенное на коклюшках. Для плетения кружева бралась особой формы подушка, к которой прикреплялись концы ниток, намотанных другими концами на коклюшки, имеющие вид катушек с удлиненными рукоятками. На подушку накладывался так называемый «сколок», т.е. нарисованный на бумаге узор с проколотыми в местах пересечения линий узора дырочками. Плетя кружево, мастерица вкалывала металлические булавки в дырочки сколка и, перекидывая коклюшки друг через друга, скрещивала нити, оплетающие булавки. По мере движения работы, следуя сколку, кружевница втыкала новые булавки, вынимая старые из уже сплетенного кружева.
В середине XIX в. изготовлению настоящих кружев ручной работы был нанесен непоправимый удар изобретением машинного способа производства. Главное качество кружев ручной работы — свободная непосредственность орнамента, его своеобразная неповторимость — сменились сухим и безжизненным воспроизведением узора. Дешевые машинные кружева подражали старым образцам, но подражание это было чисто механическое, и они не имели ничего общего с полным творческой фантазии волшебным искусством старых кружевниц.

Итальянское кружево

В Италии, которую принято считать родиной кружева, в XVI в. печатались специальные сборники узоров для вышивок шов по прорези и кружев с орнаментом ретичелла (шитых иглой и плетеных), изготовлявшихся в то время как женщинами из народа, так и знатными дамами. Такие сборники печатались и в других европейских странах.
Первые кружева представляли собою скромную узкую полоску с заостренными зубцами простейшего геометрического орнамента, употребляющуюся для обрамления больших накрахмаленных воротников; последние обычно были такие ажурные, но выполнялись в технике вышивки шов по прорези с орнаментом ретичелла. Такими же кружевами обрамлялись манжеты длинных рукавов, обшивались передники, носовые платки, а также полотняные скатерти и салфетки.
В дальнейшем, по мере совершенствования технических приемов, кружево становилось шире, удлинялись его зубцы, усложнялся его узор. Наряду с геометрическим орнаментом, наиболее характерным для вышивок шов по прорези и ранних кружев, довольно большое распространение получили узоры с изображением человека и различных животных. Обычно это были геометризованные фигуры дам в платьях с длинными широкими юбками и кавалеров, вкомпанованные в расположенные рядами квадраты и образующие как бы одну общую цепочку. Подобные изображения иногда располагались в шахматном порядке, чередуясь с вышитыми гладью квадратами полотна.
К концу XVI и в начале XVII в. появляются кружева с изображением библейских и мифологических сцен и персонажей, причем в одном и том же изделии часто комбинируются приемы вышивки и шитого иглой или плетеного кружева. Вообще на раннем этапе своего развития кружево тесно смыкалось с вышивкой шов по прорези. Это проявлялось в применении обеих техник на одном и том же изделии, в общности и преемственности развития орнамента. Так, характерный в дальнейшем для шитого иглой и плетеного кружева растительный орнамент появляется еще на вышивках шов по прорези. К концу XVI — началу XVII в. широкое распространение получает гипюр, т.е. кружево, состоящее из шитого иглой или плетеного на коклюшках узора, кое-где соединенного тонкими связками. Производством гипюра особенно славилась Венеция. Орнамент венецианского гипюра с течением времени значительно видоизменяется. Первоначально он представляет собою сложные переплетения растительных побегов, от которых отходят стилизованные венчики тюльпанов, лилий, ромашек, соединенные тонкими связками с шипами. Длинные острые зубцы, являющиеся отличительной чертой кружева XVI в., постепенно исчезают, и кружево XVII в. заканчивается фестонами, которые образуются расположенными по краю цветами. Края и детали орнамента подчеркиваются тонким рельефным контуром, выполненным петельным швом. На кружевах XVI — XVII в. узор еще сохраняет симметрию и своеобразный строгий ритм, присущий орнаментам эпохи Возрождения, растительные орнаменты часто дополняются мотивами ваз и гротесками.
К середине XVII в. узор венецианских гипюров становится крупнее и теряет строгость, приобретая большую динамичность. Появляются характерные для стиля барокко пышные орнаментальные завитки, преобладающим мотивом становится растительный побег с большими стилизованными плодами граната и цветами лилии. Увеличивается, делаясь массивнее, рельеф контуров, появляется много разнообразных ажурных сеток. Край кружев делается почти прямым и заканчивается мелкими зубчиками.
В конце XVII и в начале XVIII в. орнамент венецианского гипюра становится гораздо мельче и состоит из узких извивающихся растительных побегов и мелких цветков и листьев, соединенных перетяжками с мелкими розетками и зубчиками — пико. Рельефные контуры остаются, но становятся менее выпуклыми. Этот вид гипюра получил название point de rose.
Кроме Венеции гипюры производились и в других городах Италии. В Милане делался плетеный гипюр. Его пышный растительный орнамент поражает разнообразием ажурных сеток, но в отличие от венецианских гипюров не имеет рельефного контура.
Наиболее дешевый сорт гипюра, производившийся в итальянских городах, а также во Фландрии, делался при помощи узких плетеных или тканых ленточек, из которых компоновался контур орнамента, а середина его заполнялась различными ажурными сетками, выполненными иглой.
Итальянские кружевницы славились своими изделиями далеко за пределами страны, и итальянские гипюры вывозились в большом количестве в другие страны Европы. Венецианские кружева с крупным рельефным орнаментом употреблялись в первой половине XVII в. главным образом для украшения мужского костюма. Из них делались воротнички, уже не накрахмаленные, а мягко лежащие на плечах, жабо, манжеты, краги перчаток; широкими кружевами украшались облачения католических священников, кружевными волнами отделывались даже раструбы ботфортов и перевязи, надевавшиеся поверх металлических доспехов. К концу XVII в., когда орнамент гипюра становится более мелким и кружево приобретает большую легкость, делается воздушнее, его употребляют уже преимущественно для украшения женского наряда.
Шитые иглой и плетеные итальянские гипюры ценились очень высоко. Для того чтобы при помощи тонкой льняной нити воспроизвести сложный узор, требовалось очень много времени. Над изготовлением одного воротника или волана трудилось обычно несколько мастериц. Каждая из них делала какую-либо часть узора, а затем эти части соединялись, образуя законченную вещь.
Наряду с шитыми и плетеными гипюрами в городах Италии, главным образом в Генуе, изготовлялось кружево, плетенное из золоченых и серебряных нитей. Золотое и серебряное кружево шло на украшение мужской и женской одежды: его нашивали в виде каймы, часто в несколько рядов, на широкие юбки из гладкого атласа и бархата, или на узкие корсажи, а также на мужские камзолы и кафтаны. Кроме того, золотым кружевом украшали бархатную и парчовую обивку стульев и кресел, балдахины над кроватями, даже внутреннюю обивку парадных карет.
Если в XVI — XVII вв. ведущей страной по изготовлению кружев была Италия, то в XVIII в. она теряет свое значение и на первое место выступают Фландрия и Франция.
В XVIII в. в Италии не было создано новых оригинальных сортов кружев. Последним самостоятельным этапом развития итальянских гипюров было кружево point de rose. Развитие французских центров кружевного производства нанесло непоправимый удар искусству итальянских кружевниц, привело их к потере творческой самостоятельности. В Венеции и Бурано в XVIII в. изготовлялись кружева, ничем не отличавшиеся от алансонских, аржантанских и седанских французских кружев.

Фламандское (бельгийское) кружево

Вслед за Италией, но несколько позже, в конце XVI — начале XVII в., начинает развиваться производство кружев во Фландрии (ныне Бельгии).
Так же как и в Италии, во Фландрии в XVI в. было распространено кружево с геометрическим узором, а в XVII в. появляются гипюры, но не шитые иглой, а плетеные, с более мелким орнаментом и совершенно лишенные рельефа.
Фламандские кружева славились своей необыкновенной тонкостью благодаря качеству нитей, изготовлявшихся из льна, который выращивался на полях Брабанта. Нити прялись в сырых, полутемных подвалах специально для того, чтобы кудель оставалась влажной и давала возможность выпрядать эластичную, тонкую, почти невидимую глазу нить. Пряхами были главным образом девушки и даже маленькие девочки, так как для этой работы требовались нежные руки и необычайно тонкое осязание.
В XVII в. во Фландрии в городе Бенш начинают выделывать плетеное кружево, тонкое и совершенно лишенное рельефа, получившее по месту изготовления название бенш. Орнамент его образован плотным переплетением нитей, а фон состоит из разнообразных густых узорных сеток. Отличительной чертой кружева бенш является особый узор сетки фона, напоминающий мерцающие звездочки снежинок, так называемый «снежный фон» (fond de neige). Очень близкие по технике исполнения и орнаменту кружева плелись в это же время в Валансьене. В большинстве случаев их трудно отличить от кружев Бенша. В конце XVIII в. город Валансьен был завоеван Францией, выделывавшиеся там в XVIII в. кружева валансьен считаются уже французскими и к этому времени очень сильно видоизменяются.
В первой половине XVIII в. повсеместно совершается переход к тюлевому кружеву, в котором орнамент соединяется уже не связками или неправильной сеткой, а тюлем, т.е. прозрачной тонкой сеткой с мелкими ячейками одинаковой формы, выполнявшейся также ручным способом. Появление более легкого и воздушного тюлевого кружева объясняется изменениями, которые произошли в художественном стиле XVIII века. Декоративный, очень пышный, но тяжелый орнамент стиля барокко сменяется более легким и изящным орнаментом рококо. Это нашло свое отражение и в узорах кружева. Густые орнаментальные завитки, стилизованные цветки и растительные побеги, характерные для гипюров XVII в., заменяются выполненными с изумительным мастерством цветами, перевязанными бантами гирляндами и завитками рокайля, которые свободно располагаются на фоне тонкого тюля, чередуясь с резервами, заполненными ажурными фигурными сетками.
Наряду с цветочным орнаментом встречаются узоры с изображением мифологических персонажей, дам и кавалеров, расположенных среди завитков рокайля и цветочных гирлянд, а на кружевах, предназначенных для украшения алтаря и церковных облачений, часто можно видеть рисунки религиозного характера — фигуры агнца, святых или разные символические изображения, как, например, олицетворяющего милосердие пеликана, раздирающего грудь, чтобы накормить птенцов.
В конце XVII — начале XVIII в. во Фландрии главным центром производства кружев был Брюссель, но изготовлявшиеся там плетеные кружева с изящным орнаментом на тюлевом фоне были известны в странах Европы под названием англеттер, т.е. английских. Объяснялось это тем, что еще во второй половине XVII в. английский парламент в целях поощрения местного производства запретил ввоз в Англию фламандских кружев. Но так как фламандские кружева были лучше английских и спрос на них был очень велик, то купцы прибегали к контрабанде и продавали фламандское кружево под видом английского.
Брюссельское кружево англеттер отличается большим разнообразием орнаментов и технических приемов. Орнамент располагается на фоне тюля, но встречаются образцы, где большое место занимает фон, состоящий из никотированных (украшенных мелкими зубчиками или узелками) связок. Очень разнообразны ажурные сетки, детали цветочного орнамента часто подчеркиваются мягким рельефом. Иногда, на первый взгляд, кружева англеттер кажутся совершенно разными, не принадлежащих к одному типу, но их всегда роднит общность основных технических приемов. Это разнообразие типов орнамента объясняется еще и очень заметной эволюцией стиля на протяжении XVIII в.
Кружева, похожие на брюссельские, плелись и в других городах и местечках Брабанта, отчего получили название брабантских. Брабантское кружево по технике ничем не отличается от брюссельского, но гораздо грубее. Узор его менее плотного плетения не такой изящный и виртуозный.
Орнамент и фон брюссельского кружева англеттер плелся одновременно, что создавало большие трудности при изготовлении простых вещей, но с середины XVIII в. техника его изготовления упрощается. В Брюсселе начинают делать аппликации по тюлю, получившие широкое распространение в XIX веке. При изготовлении такого кружева орнамент плелся отдельно и затем нашивался на тюль. Этот прием значительно ускорил и удешевил производство, так как наиболее искусные кружевницы плели орнамент и не тратили время на изготовление тюля, который плели менее квалифицированные мастерицы. Подобное разделение труда обусловило появление предметов очень крупных размеров — шалей, косынок, пелерин, покрывал.
В 1830-х годах был изобретен машинный тюль, что еще более облегчило и удешевило выделку подобных кружев, но и снизило их художественное качество, так как, несмотря на пышный орнамент из необычайно тонко и искусно выполненных реалистически трактованных цветов и листьев, кружево на машинном тюле, сделанном к тому же часто не из льняных, а из хлопчатобумажных нитей, навсегда потеряло мягкость, легкость и эластичность, присущие плетеным из шелковистых льняных нитей фламандским кружевам XVII в.
Наряду с брюссельскими тюлевыми кружевами во Фландрии в XVIII в., а также на всем протяжении XIX в., славилось кружево малин, называвшееся так потому, что местом его изготовления был город Мехельн, или во французской транскрипции Малин. Это кружево в начале и середине XVIII в. по типу сеток и орнамента почти не ничем отличалось от кружев бенш и валаньсен. Для него был характерен такой же орнамент типа рокайль, образованный из плотного переплетения нитей, и густые узорные сетки фона. Но отличительной его чертой являлся рельефный контур, образованный более толстой блестящей льняной нитью, проложенной по краю орнамента. Во второй половине XVIII в. кружево малин видоизменяется, становясь прозрачнее и воздушнее. Изящный цветочный орнамент располагается на фоне тюля с очень мелкими круглыми ячейками. В конце XVIII в. кружево малин употреблялось для отделки батистовых и кисейных платьев. Кружево типа малин производилось и в других городах Бельгии — Антверпене и Лувене, а также в северофранцузском городе Лилле.

Французское кружево

Третьей страной в Европе, где производство кружев достигло высокого совершенства, была Франция.
В XVI в., так же, как и в других странах Западной Европы, во Франции были распространены вышивки шов по прорези и шитые иглой кружева с орнаментом ретичелла, изготовление которых особенно увеличилось при королевах-итальянках — Екатерине и Марии Медичи. В начале XVII в. появилась мода на итальянские гипюры. Так как во Франции изготовление этих кружев было еще неизвестно, то их вывозили из Италии, тратя на это огромные средства.
Во второй половине XVII в. во Франции заметно стремление наладить собственное производство кружев. В Алансоне к этому времени некоторые мастерицы уже научились изготовлять шитые иглой кружева наподобие венецианских. Поэтому Кольбер, министр финансов Франции, сделал именно этот район центром кружевного производства. В своем замке Лонрэ около Алансона он основал в 1665 г. школу и выписал 30 венецианских кружевниц, которые должны были пережать сложное искусство изготовления шитых иглой кружев своим французским ученицам.
Венецианская республика преследовала уехавших кружевниц, так же как преследовала она стеклодувов, выдававших иностранцам секреты своего производства, и поэтому очень скоро они были вынуждены вернуться на родину, успев, однако, научить француженок. По происшествии года Кольбер уже смог представить королю первые исполненными французскими мастерицами кружева, не уступавшие по качеству итальянским. Король их одобрил и для поощрения дальнейшего производства запретил ношение итальянских и фламандских кружев. Отныне все должны были являться ко двору в одежде, украшенной кружевами отечественного производства, которые получили наименование французских (point de France).
Орнамент французских шитых иглой гипюров по сравнению с итальянскими был более мелкий и отличался большим изяществом. Искусные руки французских кружевниц с необычайным мастерством передавали сложные композиции, где наряду с мелкими растительными побегами изображались фигурки людей и амуров, причудливые балдахины, ламбрекены и различные орнаментальные завитки. Французские кружевницы создали огромное количество разнообразнейших сеток, которые облегчали и обогащали узор, обводившийся рельефным контуром, для чего на край орнамента нашивался конский волос, обметанный петельным швом. Тонкость и ювелирная тщательность работы доходили до такой степени, что для того, чтобы разнообразить величину рельефа, мастерицы наряду с конскими вшивали и человеческие волосы. Связки, соединяющие орнамент на французских гипюрах, очень мелкие и тонкие, заполняют все пространство между узорами, образуя фон в виде сетки с шестигранными пикотированными ячейками. Рисунки для французских кружев выполнялись крупными художниками-орнаменталистами, в том числе и Жаном Береном, Франсуа Бонеме де Фалезом, Луи Булонем и, позднее, Франсуа Буше.
Кроме Алансона, шитый иглой гипюр, отличающийся необыкновенным разнообразием ажурных сеток и фонов, выделывался в Седане, отчего получил название седанского кружева (point de Sedan).
В XVIII в. во Франции, как и во Фландрии, начинают делать кружево на тюлевом фоне. В Алансоне вместо гипюров появляются шитые иглой кружева с легким узором, состоящим из букетов, гирлянд мелких цветов и завитков рокайля, расположенных на тюле с правильным шестигранными ячейками. Контуры орнамента также обводились рельефным жгутиком с вплетенным в него конским волосом. Близкие по характеру орнамента кружева производились и в Аржантане, но тюль аржантанских кружев менее легкий, и его более крупные шестигранные ячейки в отличие от тюля алансонских кружев обметаны петельным швом.
К концу XVIII — началу XIX в. орнамент тюлевого кружева еще более облегчается и располагается главным образом по его краю, а на тюлевом фоне остальной части рассыпаются отдельные мелкие цветочки, бабочки или просто мелкий горошек — «мушки», — так называемый «насыпной» орнамент.
К середине XIX в. на французских тюлевых кружевах, так же как и на фламандских, появляется пышный орнамент, состоящий из натуралистически трактованных цветов, расположенных букетами или гирляндами.
Широкое распространение получает так называемый гипюр клюни. Он происходит от классического гипюра XVII века Оверни, образцы которого хранятся в музее Клюни (отсюда его название). Во Франции он был ограничен народной средой. На рубеже XIX-XX веков он был легко возрожден в Пюи и быстро вошел в моду.
Кроме шитых иглой кружев, во Франции в XVIII в. получает распространение очень прочное плетеное кружево валансьен, выделывавшееся в старом фламандском центре кружевоплетения — городе Валансьенн. Как уже отмечалось, это кружево в первой половине XVIII в. почти ничем не отличалось от кружев бенш и характеризовалось разнообразием орнаментальных сеток фона. Но к середине XVIII в. оно постепенно видоизменяется. Появляется сетка с мелкими четырехугольными ячейками, прозрачная, и в то же время прочная, на фоне которой располагается растительный орнамент плотного плетения. Это кружево не имело никакого рельефа, что облегчало его стирку и глажения, и поэтому сделало его уже в XVIII в. незаменимым для украшения белья. До революции 1789 года Валансьенн оставался центром производства этих кружев, но в XIX в. их стали плести главным образом в бельгийских городах Ипре и Куртрэ.
В конце XIX в. в Брабанте стали делать кружева со сложными, чрезвычайно тонко выполненным орнаментом, состоящим из гирлянд и букетов цветов, — так называемый брабантский валансьенн. При изготовлении этих кружев применялось разделение труда: орнамент плелся отдельно и затем частью нашивался, частью присоединялся к сетке фона, ячейки которой приобрели характерную ромбовидную форму. Это видоизменение позволило увеличить ширину кружев, усложнить узор и ускорить процесс их изготовления.
К плетеным кружевам относятся также блонды, производившиеся во французских городах Канне, Байе и Пюи в конце XVIII в. и особенно XIX в. Это кружево, очень легкое и прозрачное, вначале делалось из несученого шелка золотисто-желтоватого цвета, отчего и получило свое наименование. В XVIII в. орнамент блонд плелся из тех же тонких нитей, что и фон, но обводился по контуру более толстой ниткой. В начале XIX в. орнамент стали выполнять из более толстых нитей, которые своей плотностью и блеском выделялись на прозрачной тонкой сетке фона. Иногда контур орнамента обводился золоченой или серебряной нитью, часто блонды плелись целиком из черного шелка или золоченых нитей.
Черные шелковые плетеные кружева с изящным орнаментом на фоне тонкого тюля с очень мелкими ячейками вырабатывались в Шантильи, а также в упомянутых Байе, Канне и Пюи, и по имени наиболее старого центра их изготовления получили наименование шантильи. Из блонд и шантильи в XIX в. делались большие шали, пелерины и целые платья, которые вывозились в большом количестве в другие страны. Особенным успехом пользовались шали и мантильи из белых и черных блонд в Испании.

Испанское кружево

В Испании и Англии выработка кружев не получила такого широкого и блестящего развития, как во Фландрии и во Франции, но все же и там создавались интересные образцы.
Кружева, выделывавшиеся в Испании, подражали различным видам итальянских, фламандских и французских кружев. Так, в XVII в. в Испании были распространены плетеные на коклюшках и шитые иглой кружева, близкие по орнаменту к итальянским и фламандским гипюрам. Одной из разновидностей подобных гипюров было шитое иглой кружево, орнамент которого имел по контуру сильный рельеф, образованный толстым шнуром, обвитым льняной нитью. Кроме того, в Испании в XVI — XVII делалось шитое иглой кружево, являвшееся разновидностью итальянской вышивки ретичелла. Излюбленным орнаментом его был мотив различного рода ажурных кругов, отчего оно и получило образное название соль (sol), что значит солнце.
В XVII в. в Испании в большом употреблении было черное плетеное кружево, которое частью привозилось из-за границы, частью выделывалось в самой стране. Со времени появления во Франции черных шелковых блонд производство их стало налаживаться в Испании, Барселоне.
Испанские шитые кружева отличаются видом сырья. Они плелись из шелка и металлизированных нитей, золотых и серебряных. Этот вид кружева называют еще «филигранным гипюром». В шитом кружеве элемент «биза» — его основой служит прочная натуральная шелковая или льняная нить, на которую наматывается тонкая шелковая нить или металлическая проволочка. Основа придает нити необходимую гибкость. Выполнение каждого фрагмента начинают с середины Контуры (не по краю, а в средней части фрагмента) прокладывают стебельчатым швом («назад иголку»). По стебельчатому контуру прокладывают двойную металлизированную нить, которую затем закрепляют петельными стежками цветного шелка, прокладываемыми не плотно, а с промежутками, чтобы металлическая нить была видна. Свободное пространство внутри фрагмента покрывают спиральными стежками металлической нити. Кружева этого вида не бывают белыми — они цветные, золотые или серебряные.

Английское кружево

Увлечение кружевами распространилось также и в Англии. В конце XVI в. появились английские переводы итальянских сборников узоров ретичелла для вышивки шов по прорези и кружев. Костюмы изображенных на портретах английских дам и кавалеров украшены большими крахмальными воротниками и манжетами, сделанными из ажурных вышивок шов по прорези и обшитыми длинными зубцами со звездным орнаментом. Но в XVII и XVIII вв. в Англии пользовались главным образом привозными кружевами — итальянскими и особенно фламандскими. Английские кружевницы в целом не могли соперничать с мастерством прославленных фламандских мастериц. Основным центром местного производства стал Хонитон в графстве Девоншир. Плетение кружев было занесено фламандскими беженцами, переселившимися туда в 1568-1577 гг. В Хонитоне и его окрестностях в XVII и XVIII вв. делалось кружево по образцу брюссельского, но менее тонкое по рисунку и из более грубых ниток, а также плетенное на коклюшках кружево, называвшееся по месту своего производства хонитон, очень похожее на вырабатывавшийся в г. Брюгге во Фландрии гипюр дюшес. Ажурное, с изящным орнаментом кружево хонитон продолжало изготавливаться и в XIX в.

Ирландское кружево

Совершенно новым и оригинальным видом является вязанное крючком кружево, производившееся в XIX века в Ирландии. Но ирландские кружева не были самостоятельны в своем орнаменте, а подражали гипюрам XVII в. 
В начале двадцатого века наибольшей популярностью пользовались именно ирландские кружева. Другое их название — «ренессанс». Эти кружева впервые появились во Франции в шестнадцатом веке. Оттуда они перекочевали в Англию и Ирландию. Выполнение этого вида кружев достаточно кропотливо, но дает колоссальный эстетический эффект.
Ближе всего к технике «фриволите» находится именно ирландское вязание, а по эстетическим качествам, пожалуй, даст ей фору. Эта совершенная техника создана специально для вязания кружева крючком. Ошибочно ее называют «венским гипюром». От гипюра здесь только то, что фрагменты кружева вывязывают по отдельности, затем раскладывают на эскизе и соединяют решеткой, отдельными бридами или группами брид (способ сборки). Узоры для ирландского кружева рисуют двойными линиями, между которыми пришивают тесьму короткими стежками «вперед иголку». В местах закруглений шов прокладывают по наружному краю. Когда тесемка нашита на всем узоре, берут иголку с тонкой ниткой и мелкими стежками через край собирают все складочки по внутренним линиям тесемки, чтобы тесьма легла гладко по узору. После этого заполняют пространство между тесьмой.

Датское кружево (Кружево «Xедебо»)

Хедебо — название местности в Дании. Основой этого кружева, как и восточных, служит край ткани. Используют обычно кромку ткани, которую для большей прочности подворачивают. Изначально для этого вида работ использовались льняные нитки. Это кружево состоит из отдельных фрагментов, сшитых плотными петельными стежками. Как и в армянском кружеве, все швы выполняют в одном направлении — слева направо, между плотными петельными стежками проходит нить, подаваемая в обратном направлении. Самые распространенные элементы — зубцы и дуги. Узор обычно геометрический, лишь изредка — стилизованные листья и розетки.

Армянское кружево

В давние времена кружевоплетение было широко развито в Армении. Кружево, шитое простой швейной иглой, изготовляли в виде штучных изделий и для отделки одежды. В настоящее время кружевоплетение возрождено в Армении во многих районах. 
Есть теория, противоречащая мнению русских и европейских исследователей, которые родиной кружева считают Италию, где оно возникло и стало развиваться только в XV-XVI вв., тогда как у армян оно было известно еще с урартских времен. В начале XX в. армянское кружево широко экспортировалось и пользовалось большим спросом на международном рынке.
Во Франции, где оно известно с XVI- XVII вв., армянское кружево соперничало с алансонскими, аржантанскими, английскими, испанскими, брюссельскими кружевами, отличаясь от тех изяществом и самобытностью. Армянское кружево имеет более утонченный рисунок, чем восточное. Существовали три основных центра кружевоплетения — Карин, Ван и Константинополь, и константинопольское кружево отличалось от первых двух разноцветностью ниток и многообразием орнамента.
Ассортимент армянских кружев неширок и представлен в основном салфетками и салфетками-панно. В армянских вышивках поражает тонкость и изящество рисунка, особенно в вышивках стягами, архаичность изображаемых символов. Наряду с вышивками стягами в Армении были распространены также вышивки гладью, крестом. Искусство плетения иглой насчитывает в Армении не одно столетие. В этой технике выполнялись и декоративные салфетки, и крохотные кружевные цветы армянских женских налобников.
Кружевные изделия выпускают суровыми, белого, серого, голубого, рыжего цветов и др. Изделия армянских кружевниц отличаются ритмичностью орнамента и композиции, тонкостью, ажурностью, что ставит их на один уровень с прославленными отечественными и зарубежными кружевами.

Восточное кружево

Восток — родина прекрасных вещей, и первые плетеные кружева появились на Востоке, возможно, в Персии. 
Кружева плели из цветных шелковых нитей с помощью иголки. В группу восточных кружев входят 3 вида кружев: просто восточное (точные данные неизвестны), армянское и палестинское.
Приемы плетения однотипны, в основном пользовались петельным или узелковым швами. Основой рисунка — кромка ткани или специально натянутая утолщенная нить. Первый ряд петельных стежков выполняют слева направо, второй — справа налево и так далее. Рисунок, как правило, простой, состоит из плотно заполненных геометрических фигур — треугольников или квадратов — и довольно больших свободных промежутков между ними. Эти промежутки могут перекрываться бридами, образующими «паучки». Точки пересечения брид закрепляют двумя петельными стежками. Для образования дуги свободно протягивают нить и покрывают ее петельными стежками. Квадраты и треугольники обрабатываются отдельно, а затем соединяются со всем узором.

Палестинское кружево

Обычно основой для этого кружева служит сдвоенная нить, но иногда — край ткани. Здесь используются петельные стежки, но менее плотные, расположенные на расстоянии друг от друга. Структура кружева еще более разреженная, сетчатая, между стежками получаются нитяные дуги. Рисунок создается из «глазков» и столбиков. «Глазки» образуются при пропускании петель, а столбики — при их уплотнении, когда стежок второго ряда вводят в нижний ряд. Для этого вида кружев характерно веерообразное строение, когда вокруг «глазка» выплетаются многочисленные дужки. 
Кружева исполнялись обычно шелком и льном.

Похожие статьи:


Источник: http://slavyanskaya-kultura.ru/slavic/rukodelie/istorija-kruzheva.html


Как сшить кофточку своими руками для полных Альтаир и К


Как из лент сделать жабо

Похожие новости


Как быстро сшить платье своими руками для девочки
Как и из чего сделать куклу красивую
Как сделать в волосах баранку
Как на компьютере сделать чтобы экран не гас
Простые компьютеры своими руками
Печенье с бананом в домашних условиях
Как жидкость сделать светящимся
Как сделать капли в нос из алоэ для ребенка




ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ